EduTranslator

Научные работы со всего мира

EduTranslator

Рубрика: История (Page 1 of 2)

Эпоха Георга III

Оригинал доступен на сайте historyhome.co.uk

Была ли «Атлантическая революция»

Успешное восстание американских колоний против Британии послужило примером для европейских радикалов, но вот была ли «Атлантическая революция» — это вопрос спорный. После Французской революции люди были склонны искать связь между ней и американской революцией, которая произошла на десять лет раньше. Французские войска сражались бок о бок с колонистами, и старания французов в Америке на стороне колонистов еще больше ослабили неустойчивое финансовое положение старого режима. В случае с обоими восстаниями отдельные революционеры вели речь о свободе, равенстве и правах человека.

В последние годы высказывалось предположение, что существует нечто большее, нежели просто связь между американской и французской революциями. Отмечалось, что, наряду с революциями в Америке и Франции, также были политические беспорядки и восстания в Великобритании, в Нижних Землях и в прочих странах Европы. Был сделан вывод, что к концу восемнадцатого века Атлантический океан охватило единое революционное движение. Предполагается, что целью этого движения было создание более демократичного общества.

Р. Р.Палмер разрабатывает свою теорию атлантической революции, начиная с рассмотрения 1763 года, где он наблюдает некоторые особенности революционной эры, которые становятся очевидными:

  • идеи
  • проблемы
  • расстановка главных героев на внутреннем и международном фронтах
  • виды политической деятельности и способы восстания против правительства
  • искусственное создание общественного мнения по политическим вопросам в различных странах.

К 1770 году Руссо опубликовал свой Общественный договор, обнародовались идеи философов. В 1765 году собрание французского духовенства осудило философскую литературу, из-за которой, по его словам, пошатнулись бы все церкви, государства и общества. В Англии движение «Уилкс и Свобода» началось в 1763 году; в 1764 и 1765 годах Закон о сахаре и Закон о гербовом сборе привели к сопротивлению колоний британскому господству. Американцы апеллировали к историческим или естественным правам против суверенной власти Великобритании и собирали представителей купечества и стряпчих в клубы и комитеты. Они использовали уличные беспорядки для того, чтобы добиться своих целей.

Идеи

Потребность в самоопределении, а не в адаптации к существовавшим ранее авторитарным нормам лежит в основе всех требований касательно политических и экономических свобод. Избежать анархии в политической сфере удается благодаря акценту на равные права, братство и закон. Все они связаны вместе идеей конституционализма. Что касается экономической теории, естественный закон или естественная гармония препятствуют тому, чтобы свобода переходила в беспорядок.

Международные революционеры

Международной организации революционеров не существовало. Во многих странах были агитаторы и диверсанты, но связей между ними почти не было.

Исследование классов

После провозглашения независимости Америки последовала усиленная агитация за демократию 1790-х годов с тем, чтобы определиться, кто должен управлять Америкой. Такая же картина наблюдается в Европе, особенно в тех регионах, где существует суверенитет, который все чаще рассматривают как иностранный: например, в Ломбардии и Бельгии. Аналогичная закономерность наблюдается и в тех странах, где есть местное правительство, поскольку правители были «чужими» для народа. Например, французская революция началась с восстания знати против королевского абсолютизма.

Если признать роль аристократии в революции, то попытки польского дворянства восстать против держав, разделяющих территорию (Россия, Австрия и Пруссия), или восстание Венгрии и Бельгии против Иосифа II, или английское дворянство, требующее парламентской реформы, также могут вписаться в данную картину.

В странах, где существовал средний класс, за протестом аристократии вскоре последовала буржуазная стадия; рабочий класс часто давал о себе знать, например, во Франции, Англии, Шотландии и Голландии. Обычно решающее слово принадлежало классу помещиков; только во Франции и в Америке революционерами стали мелкие фермеры, и только там можно найти абсолютные и самобытные восстания. В Ирландии сельское население оказалось недовольным, но беспомощным. В Англии «земля» подразумевала аристократию.

Общие причины волнений в Европе, произошедших приблизительно в 1780 г.:

  • экономические трудности, вызванные демографическими и технологическими изменениями
  • политические идеи, популяризированные полемикой Просвещения
  • заразительное влияние американской революции
  • разочарование в международных отношениях
  • политика, совершавшаяся часто из благих намерений, но редко сопровождавшаяся дееспособным или последовательным государственным управлением
  • требования социальных и экономических изменений, выдвинутые широким кругом либеральных или демократически настроенных оппонентов
  • усиление консервативного сопротивления

Побежденные войска генерала Корнуоллиса покинули Йорктаун в 1781 году. Однако американские колонисты не были социальными революционерами. Только изредка низшие классы и «толпа» ​​становились силой, с которой следовало считаться. Тем не менее, как только ком революций пришел в движение, его уже было нелегко контролировать или остановить.

«Атлантическая революция» началась в Северной Америке в процветающих британских колониях. Тысячи европейских военнослужащих, участвовавших в войне, вернулись в Европу после 1783 года, в том числе и Лафайет. По всей Европе энтузиасты превозносили торжествующих колонистов, причем часто в такой форме, которая представляла собой скорее благосклонность, чем достоверные сведения. К 1780-м годам в ряде европейских государств условия для революции оказались благоприятными. Но именно во Франции все основные составляющие скомбинировались в наиболее подходящий для этого момент.

Для большинства сторонников в Европе, включая множество англичан, важный аспект американской революции заключался в ее конкретных политических последствиях. Недавние колонисты были переселенными европейцами, которые смогли предложить своих собственных философов в лице Франклина, Адамса, Джефферсона и других отцов-основателей. Им удалось бросить вызов самой могущественной военно-морскому и промышленному государству того времени. Они также продемонстрировали, что свободные люди могут создавать, менять и переосмысливать устойчивую структуру ответственной власти при помощи нового инструмента — конституционных соглашений.

Англия

Как неудачный ход войны в Америке, так и возросшие налоги привели к массовым обвинениям в плохом управлении. Требования провести реформу исходили из таких разных источников, как окружные ассоциации, парламент и ремесленники. Цели всех заинтересованных групп заключались в том, чтобы сделать парламент более чутко реагирующим на мнение большей части населения.

Ирландия

Во время американской войны протестанты сформировали ирландских добровольцев. К 1780 году их число и популярность возросли до такой степени, что лидеры ирландского парламента, в частности Генри Граттан и Генри Флуд, могли использовать ополчение в качестве источника давления на английский парламент. Граттан и его коллеги-агитаторы мобилизовали протестные митинги, на которых присутствовали тысячи вооруженных добровольцев.

Лорд Норт пошел на уступки; непосредственная цель добровольцев была достигнута, и англо-ирландские протестанты вернулись к своей консервативной позиции. Добровольцы сменили сферу своей агитации и требовали расширения избирательного права и ликвидации “гнилых местечек”.

В 1783 году Великое национальное собрание добровольцев в Дублине согласилось поддержать предложение Флуда о расширении прав протестантов, но оно было отклонено в парламенте. Национальное собрание распалось в 1785 году на фоне многочисленных арестов и усиления цензуры касательно антиправительственных публикаций.

Соединенные провинции

Непосредственной предпосылкой кризиса стала проигранная Англии война, закончившаяся в 1784 году. На первых порах в ходе сопротивления Оранской династии богатые купцы и радикальные патриоты действовали вместе, пытаясь ограничить полномочия губернатора Уильяма V. И те, и другие утверждали, что иностранными делами управляли плохо из-за взяточничества чиновников, а все это случилось в результате вмешательства Уильяма в гражданскую администрацию. И те, и другие возражали против попыток губернатора контролировать назначение государственных служащих. Однако консервативные представители оппозиции были также сильно встревожены угрозой агитации народа.

Австрийские Нидерланды

Здесь народ яростно возражали против стремления Иосифа II модернизировать свою империю. Добиваясь юридического равенства для протестантов, закрывая несколько монастырей, которые он считал излишними, и распространяя на Нижние Земли также и другие пункты своей кампании против церковных привилегий, «революционный император» привел в бешенство католическую теократию в Бельгии. После того, как он постановил, что должны быть установлены монополии гильдий и ограничение трудового найма, он оттолкнул представителей городской олигархии. В попытке отменить в 1787 году поместный суд, он обратил против себя землевладельческое дворянство.

Бельгийская оппозиция в отношении императора была отмечена меньшим социальным расколом, чем это было при восстании голландцев. Похоже, что по своей сути она была консервативна и нацелена на защиту местных традиций от иностранных инноваций. Ее поддержали церковники, банкиры, аристократы, мастера.

В 1789 году разразилась буря и до конца года, демонстрируя военную слабость, австрийская власть в Нидерландах просто исчезла. Различные провинции быстро объявили о своей независимости. После устранения иностранного контроля в Бельгии обнаружился знакомый конфликт между местными консерваторами и демократами — как это было и в других странах Европы.

Победу благодаря «Белому террору» одержали реакционные силы. К марту 1790 года радикалы были полностью разбиты, а их лидеры были либо заключены в тюрьму, либо сосланы. Партия сословий не смогла принести в Бельгию ни мира, ни справедливости, и тем самым снизила сопротивление правлению Габсбургов. Также в 1790 году умер Иосиф II, и его сменил его брат Леопольд II. Конфликты сословий позволили Леопольду восстановить в Нидерландах контроль.

Франция

Все основные источники волнений существовали во Франции приблизительно в 1780 г. наряду с банкротством государства ввиду вовлечения французских отрядов в американские кампании.

Викторианцы и викторианская эпоха

Оригинал доступен по ссылке http://www.victorianweb.org/

В течение более половины прошлого века термин викторианский, который в буквальном смысле описывает вещи и события, относящиеся к периоду правления королевы Виктории (1837-1901), подразумевал также «строгих нравов», «сдержанный» и «старомодный». Хотя подобные ассоциации в некотором роде действительно обоснованы, но они не передают должным образом сущность этой сложной противоречивой эпохи, ставшей вторым английским ренессансом. Подобно елизаветинской Англии, викторианская Англия испытала значительное возрастание уровня жизни, могущества и подъем культуры (какая викторианская литературная форма, по вашему мнению, соответствует елизаветинской драме с точки зрения популярности и литературных достижений?).

В науке и технических знаниях викторианцы предложили современное представление об изобретательстве — подход, согласно которому можно придумывать решения проблем, создавать новые способы улучшения себя и своего окружения.

В религии викторианцы пережили великую эпоху сомнений — ту эпоху, которая впервые с таким размахом поставила под вопрос институциональное христианство. В литературе и прочих видах искусства викторианцы пытались объединить акцент романтизма на личности, эмоциях и воображении с неоклассическим акцентом на общественной роли искусства и вытекающей отсюда ответственности художника.

В мировоззрении, политике и обществе викторианцы произвели потрясающие нововведения и изменения: демократия, феминизм, объединение рабочих в профсоюзы, социализм, марксизм и прочие современные движения обрели свою форму. Фактически, эта эпоха Дарвина, Маркса и Фрейда оказалась не только первой, которая столкнулась с современными проблемами, но и первой, которая попыталась предоставить современные решения. Иначе говоря, викторианца можно считать родоначальником современного человека — и, как и большинство влиятельных родителей, он вызвал мощную реакцию против самого себя.

Викторианская эпоха не была ни единой, ни цельной, ни однозначной, ни единообразной: отчасти так случилось потому, что правление королевы Виктории длилось так долго, что охватило несколько периодов. Прежде всего, это был век противоречий и могущества. Католицизм Оксфордского движения, евангелическое движение, распространение Широкой церкви, а также развитие утилитаризма, социализма, дарвинизма и научного агностицизма — все это было по-своему присуще викторианской эпохе. В той же мере викторианской эпохе были присущи пророческие сочинения Карлайла и Раскина, критика Арнольда, эмпирические труды Дарвина и Гексли, а также воображение Джорджа Макдональда, реализм Джорджа Элиота и Джорджа Бернарда Шоу.

Но вот что больше всего прочего делает викторианцев викторианцами, так это их чувство социальной ответственности. Это основная черта, явно отличающая их от их непосредственных предшественников — романтиков. Теннисон мог бы поехать в Испанию, чтобы помочь повстанцам, поскольку Байрон отправился в Грецию, а Вордсворт — во Францию; но Теннисон также настаивал на необходимости дать образование «бедняку, прежде чем сделать его властителем». Мэтью Арнольд мог бы сказать в середине века, что:

В этот мир, что мнится нам

Прекрасной сказкой, преданной мечтам,

Созданьем обновленья и весны,

Не входят ни любовь, ни свет, ничьи

Надежды, ни покой, ни боли облегченье.

Но при этом он отказался переиздать свое стихотворение «Эмпедокл на Этне», в котором греческий философ бросается в вулкан, поскольку это подает плохой пример. Также он критиковал епископа англиканской Церкви, указавшего на математические несоответствия в Библии, но критиковал его не потому, что тот был неправ, а из-за того, что указывать на данные несоответствия широкой публике со стороны епископа было безответственно.

Население островов Кука

Оригинал доступен на сайте www.ck/people

Woman with hatОстрова Кука населяют полинезийцы. Весьма вероятно, что северные острова были заселены около 800 г. н.э. переселенцами с запада — с Самоа и Тонга. Население южной части в основном берет свое начало от путешественников с острововTangaroa the sea god Общества и Маркизских островов.

В те времена, когда впервые был установлен контакт с европейцами в конце 18 века, население на южных островах успешно разрасталось. На Раротонга было около 8000 человек. Однако европейские болезни практически уничтожили чистокровных жителей Раротонга в середине 19-го века и сократили их число до менее чем 2000. С тех пор периодические пополнения в лице островитян с других островов, увеличили численность населения Раротонга примерно до 9000 человек. Общая численность населения на всех островах составляет около 18000 человек. Считается, что еще 37000 жителей с островов Кука обитают в Новой Зеландии и Австралии.

Migration map

Островитяне принадлежат к народу маори, а также очень тесно связаны по культуре и языку с маори Новой Зеландии, маохи Французской Полинезии, маори острова Пасхи (известных как рапануи) и канакскими маоли на Гавайях.

Современный подход утверждает, что в период 5000-1500 гг. до н.э. первыми к островам Южных морей добрались волны переселенцев из Юго-Восточной Азии, обладающие кожей коричневого цвета. Недавняя работа исследователей ДНК показывает, что, вероятно, предки полинезийцев достигли Папуа-Новой Гвинеи 7000 лет назад. Это стало отправной точкой в их первых продвижениях в южной части Тихого океана. Генетические доказательства свидетельствуют, что данное население сосуществовало с меланезийцами, прежде чем двинуться на восток к тому, что сейчас называется Полинезией. При этом оно не прихватило с собой от меланизийцев никаких генетических элементов.

Giant vakaВ своих солидных каноэ, пригодных для плавания в океане, они прибыли в Микронезию, затем на Фиджи, а после — на острова Тонга. Оттуда они направились на север к Самоа, на Токелау, а затем совершили грандиозный прорыв на восток к Маркизским островам. После периода консолидации жители Маркизских островов отправились около 500 г. н.э. на юг и на запад — на Таити и остров Пасхи, на север — Гавайи, на запад — к островам Кука, а затем, через огромное незаселенное пространство в Новую Зеландию. Где-то в 800-1000 гг. о.Раиатеа, входящий в острова Общества, утвердился в качестве культурного и религиозного центра и отправил путешественников на Гавайи, на острова Кука и на восток к архипелагу Туамоту, чтобы править этими островами. Они взяли с собой свою религию, свои культурные традиции, медицину и язык, которым, конечно же, был маори.

Сегодня на островах Кука в обиходе три языка: маори, английский и пукапукан. Последний возник в Западной Полинезии и обладает общими чертами с языками Самоа, Токелау и Ниуэ. По словам новозеландского ученого и исследовательницы, доктора Мэри Солсбери, усердно работавшей с жителями Пукапука для перевода Библии на их язык, пукапукан является старейшим языком на островах Кука.

Языку маори, который в обиходе у жителей островов Кука, присущи шесть диалектов. К ним относятся: Ракаханга / Манихики, Пенрин, Мангаиа, Раротонга, Аитутаки и Атиу / Мауке / Митиаро. На Пукапуке и Нассау разговаривают на языке пукапукан. Население Пальмерстона говорит по-английски с акцентом, присущим викторианскому Глостерширу. Так случилось потому, что Пальмерстон до 1862 года был необитаем, пока мужчина из Глостера — Уильям Мастерс — не поселился там со своими тремя полинезийскими женами и оставался там до своей смерти в 1899 году. Господство перенял один из его сыновей, а в 1956 году оно было передано его внуку. Почти все островитяне носят имя Марстерс — к первоначальному варианту имени кто-то добавил ‘р’.

Большинство жителей южной части островов Кука могут общаться с теми, кто живет на обширных северных атоллах. Кроме того, в Раротонга с внешних островов был значительный приток людей, искавших новые возможности, что привело к большей однородности языка.

Несмотря на то, что они веселые и дружелюбные, жители островов Кука — как и таитяне и прочие полинезийцы — это консервативные и в целом религиозные люди, придерживающиеся привычного образа жизни и культуры. Они не соответствуют необоснованному западному мифу о том, что они — распутные гедонисты с низким уровнем морали. Первые миссионеры оставили свой неизгладимый отпечаток на этих островах в 19 веке.

Почему Бразилия – не Аргентина

Оригинал доступен по ссылке crab.rutgers.edu

Тед Герцель

Как только вы увидели одну расточительную, обремененную долгами и плохо управляемую экономику Южной Америки, вы уже видели их все, правда? Слишком много американцев так думают. И их сложно в чем-то обвинять, когда газеты и телевизионные комментаторы говорят о “Латинской Америке” так, будто бы все страны одинаковые. Говорят даже о “заразе”, будто бы у Аргентины какая-то Болезнь Сумасшедшего Экономиста, которая может распространиться на ее соседей. К сожалению, хотя экономически неэффективное управление не является заразным, паника есть. Экономическое будущее Бразилии будет гораздо более спокойным, если банкиры, инвесторы и политические лидеры не впадут в стадный менталитет. Бразилия – не Аргентина, и она вряд ли повторит финансовый коллапс Аргентины. И вот почему.

Давайте начнем с решающего фактора. Бразильская экономика значительно выросла за последние сорок лет. Аргентинская нет. Бразилия пережила только короткие периоды стагнации во время долгового кризиса в начале 1980-х и инфляционного кризиса в начале 1990-х. Она ответственно отнеслась к обоим кризисам, восстановилась и продолжила свой рост. В тот же промежуток времени для Аргентины быстрый рост был исключением, а стагнация правилом. Единственный действительно поразительный рост, который Аргентина пережила за последние сорок лет, произошел в начале 1990-х, и это привело к недавнему краху. Если мы классифицируем страны по их прежним достижениям в экономике, а не по географии, Бразилия относится к победителям, Аргентина к отстающим. Еще один важный сосед Аргентины, Чили, также преуспел, по крайней мере, с середины 1980-х.

География не судьба; страны могут добиться больших успехов на южном конусе Южной Америки, как это сделали Бразилия и Чили. Но почему у Аргентины дела намного хуже, чем у ее соседей? Основная причина это, вероятно, национальная культура. Аргентинцы считали себя просвещенными европейцами, живущими на окраине примитивного континента. Их идеалом было сидеть сложа руки и жить за счет богатства пампасов. Бразильцы более разнообразны в расовом и культурном отношении, и у них комплекс неполноценности, а не превосходства. Бразилия была известна как «страна будущего – и всегда ею будет». Теперь позиции поменялись местами; Бразильские компании скупают своих аргентинских коллег по выгодным ценам, а аргентинцы изучают португальский в надежде найти работу в Сан-Паулу.

В 1991 году аргентинцы были сыты по горло гиперинфляцией и отчаянно хотели, чтобы их валюта была такой же стоящей, как американский доллар. Чтобы этого добиться, они изменили свою конституцию. Но это означало, что не было достаточно денег, чтобы платить всем государственным служащим. Вместо того, чтобы увольнять людей, они позволили провинциям печатать свои собственные квази-деньги, чтобы платить им. Они непреклонно придерживались этой системы, пока банки не рухнули. Бразильцы также закончили гиперинфляцию денежной реформой. Но когда экономика не могла идти в ногу с новым обменным курсом, они позволяли валюте плавать, не так быстро, как следовало бы, но достаточно быстро, чтобы избежать краха.

В течение последних восьми лет Бразилией руководил выдающийся социолог Фернандо Энрике Кардозу, который достаточно хорошо разбирается в экономике, чтобы понимать, когда экономисты теряют связь с политическими реалиями. Аргентинские политики оставили экономику в руках экономиста Доминго Кавалло, который является техническим гением, но слишком оптимистично настроен навязывать свои теории непокорному обществу. Как нация, бразильцы склонны решать проблемы так, чтобы никто не пострадал слишком сильно. Аргентинцы более склонны придерживаться принципов, даже если эти принципы не работают. Они стали «местом, куда плохие идеи идут умирать».

Бразильские партии текучи, и политики часто перепрыгивают с одной в другую. Иностранцы часто ошибочно полагают, что Луис Инасио «Лула» да Силва из Рабочей партии является радикальным левым, бросающим вызов капиталистической ортодоксии свободного рынка Социал-демократической партии Фернандо Энрике Кардозу. На самом деле Лула и Фернандо Энрике – старые друзья, у них очень мало различий в партийных платформах, и они могут легко оказаться в одной политической коалиции. Лула и другие кандидаты на президентских выборах в Бразилии уже встречались с президентом Кардозу и договорились соблюдать соглашения, которые он заключил с Международным валютным фондом, чтобы получить кредит в размере 30 миллиардов долларов. Бразилия последовательно выполняет свои обязательства перед МВФ и другими иностранными кредиторами. Независимо от того, кто победит на выборах, Бразилия будет по-прежнему управляться левоцентристской коалицией.

Политические партии Аргентины более поляризованы, чем бразильские, с сильной традиционной лояльностью к двум основным центристским партиям. Сегодня они находятся в состоянии текучести, и существует вероятность того, что популистский аутсайдер завоюет власть. Мариано Грондона, самый известный политический обозреватель Аргентины, считает, что Аргентине больше всего нужен, помимо президента, такого как Кардозу, ответственный лидер оппозиции, такой как Лула.

Конечно, у Бразилии есть проблемы, включая тяжелое долговое бремя, дефицит энергоресурсов и экологические проблемы. Она испытывает трудности с повышением налогов, достаточных для выплаты пособий ее стареющему населению. Существует слишком много бедности, особенно среди небелых людей. Фондовые и финансовые рынки иногда нестабильны, и правительству иногда приходится вмешиваться, чтобы спасти обанкротившийся банк. Но эти проблемы не так уж сильно отличаются от тех, что есть в США и других странах, и бразильцы могут справиться с ними с небольшой помощью своих друзей.

Тед Герцель, доктор философии, является профессором социологии в Университете Рутгерса. Он является автором биографии Фернандо Энрике Кардозу. Его исследование по Бразилии доступно на странице о Бразилии.

Биография Глина Дэвиса

Автор Истории денег с древних времен до наших дней.

Оригинал на английском языке доступен по ссылке projects.exeter.ac.uk

Валлийские корни

Glyn Davies (1919-2003) at his desk in UWIST in the mid 1970s.

Профессор Глин Дэвис (1919-2003) за рабочим столом.

Глин Дэвис родился в 1919 году в Абертиллери в Монмутшире, в Южном Уэльсе, а вскоре после этого его семья переехала в соседнюю деревню Абербиг. Его полное имя — Глиндур Дэвис (назван так моими патриотичными бабушкой и дедушкой в честь Оуайна Глиндура, национального героя Уэльса, который у Шекспира в «Генрихе IV» носит имя «Оуэн Глендовер»), но более известен как «Глин». Несмотря на то, что Монмутшир в настоящее время является довольно англизированной областью, дома его родители и братья говорили на валлийском, так что он не овладел английским, пока не пошел в школу.

Однажды, играя в лесу возле Абербригской начальной школы, он вышиб из земли несколько странных маленьких монет и отнес их своему учителю. Оказалось, что они времен Римской империи, и это было его первым знакомством с историей денежного обращения, которая впоследствии стала предметом его постоянного интереса.

Его отец, Прайс Дэвис, был бывшим шахтером, который начал работать на подземной выработке в 1892 году в возрасте 11 лет. В Британии привлечение детей указанного возраста к трудовой деятельности на работу такого рода была отменена законом около 20 лет до этого, но если ребенок был главным кормильцем семьи, то делались исключения. Прайс познакомился со своей женой Энни сразу после Уэльского пробуждения, когда их объединило общее вероисповедание.

К тому времени, когда родился Глин Дэвис — третий из трех братьев (старшая сестра и младший брат умерли в младенчестве), — легкие его отца пострадали от пыли и в жесткой конкуренции за рабочие места в период рецессии после Первой мировой войны он был более не в состоянии работать шахтером. Поэтому Прайс Дэвис неоднократно перемещался по Южному Уэльсу в поисках работы и, чтобы прокормить семью, подряжался на ряд временных работ — от зажигателя уличных газовых фонарей до сельскохозяйственного работника, одновременно занимаясь деятельностью на благо своей церкви.

Постоянный переезд означал, что Глин Дэвис посещал большое количество различных школ, что значительно ухудшило уровень его образования. В частности, он рос в период депрессии 1930-х годов, видел, а также на себе испытывал ее последствия (на каком-то этапе школьная медсестра поставила ему диагноз страдающего от недоедания). Это стимулировало его интерес к экономике и директор школы, которую он посещал в Лландриндоде (Средний Уэльс), настоятельно рекомендовал ему подать заявление на поступление в Оксфордский университет.

Поскольку знание латыни было тогда обязательным условием для поступления, он начал интенсивное изучение этого языка, но через 6 месяцев семья снова переехала, и поэтому он пошел в школу в Тонипанди, где в то время латынь не преподавалась, так что ввиду этого он подал заявление на поступление в Кардиффский университет. Тем не менее, в Тонипанди его обучал полный энтузиазма преподаватель экономики мистер Уайт, который внес его в список участвующих в общенациональных экзаменах Королевского общества искусств по экономике в 1938 году и Глин Дэвис занял первое место и получил медаль.

Военная служба в период Второй мировой войны

Когда началась Вторая мировая война, Глин Дэвис бросил университет и вступил в Британскую армию, не дожидаясь призыва и не уведомив перед этим своих родителей. Его мать не нашла бы данное решение увлекательным, поскольку один из ее братьев, Уильям Томас Гриффитс, был убит во время Первой мировой войны, двух других братьев она тоже потеряла — они умерли в детстве. Еще один ее родственник, Уильям Джордж Николас, умер, неся службу в Четырнадцатой армии («Забытой армии»), в Бирме в 1944 году.

Glyn Davies in army uniform, 1945.

Глин Дэвис в Королевском драгунском полку, 1945.

Глин Дэвис служил в бронированном разведывательном полку — Королевском драгунском полку — в составе знаменитой 7-й танковой дивизии или в Пустынных крысах (в разное время она была частью других дивизий, поскольку дивизии не являются фиксированными формированиями), проводя лучшую часть трех лет принимая участие в кампании в Северной Африке.

В решающей битве при Эль-Аламейне в 1942 году немцы и итальянцы думали, что бронированные машины королевских особ принадлежат их партнерам по «оси», и, воспользовавшись этим беспорядком, королевские драгуны прошли в нескольких ярдах от немецкой артиллерии, став первыми войсками 8-й британской армии, которые прорвали вражеские линии в открытой пустыне.

На Сицилии, находясь в разведке, Глину Дэвису повезло почти невредимым спастись от обломков своего броневика после прямого попадания снаряда, который прошел прямо через тело водителя Неда Мола, сидевшего рядом с ним. Впоследствии он принимал участие во вторжении в Италию еще до того, как полк был переведен обратно в Великобританию для участия во вторжении в Нормандию и в кампании в северо-западной Европе в составе 2-й британской армии. В Голландии, недалеко от Хилваренбека, ему еще раз посчастливилось: когда он закрывал дверь своей бронированной машины, ее внезапно вскользь задел снаряд, который не взорвался.

Глин Дэвис часто делил свою бронированную машину с Хью Чолмондели (лордом Роксаваджем), который после войны стал лордом великим камергером и председательствовал на открытии парламента страны. А на противоположном конце социальной лестницы, пребывая в Италии вместе с другими войсками Эскадрона — Королевского драгунского полка, — он иногда делил свою бронемашину со свиньей по кличке Басти. Он рассказал об этом забавном эпизоде в статье июльского Army Quarterly and Defence Journal 1998 года, — это, вероятно, единственный случай, когда Журнал, посвященный военной истории, тактике и стратегии опубликовал статью о свинье!

После того, как 2-я британская армия пересекла Рейн, он как раз проводил разведку в районе под Бельзеном (опередив основные наступающие силы), когда услышал по радио сообщение на немецком языке об эпидемии тифа в тамошнем концентрационном лагере. Он сообщил в штаб о том, что именно он подслушал, и ему приказали не входить в лагерь, — пройти мимо него. В Бельзене был тиф — Анна Франк умерла от него всего несколькими неделями ранее, но позже Глин Дэвис не мог не задаться вопросом, могло ли быть так, что кое-кто из сотрудников лагеря желал, чтобы сообщение было услышано специально для того, чтобы задержать подход британских солдат и выиграть время для своего отступления.

Дания и последствия войны

Сразу после капитуляции Германии на Люнебургской пустоши Королевский драгунский полк, вместе с несколькими другими британскими полками, принял участие в освобождении Дании. Среди немцев, взятых в плен, оказался аристократ — лейтенант Отто Вендт фон Радовиц. Глин Дэвис получил задание сопровождать его домой в Германию после его освобождения (согласно приказам, данным Глину Дэвису 22 августа 1945 года, британское консульство в Копенгагене потребовало от фон Радовица совершить поиск «неких важных английских документов, которые, как полагают, находятся в сейфе в крепости Фалькенберг»). Мать фон Радовица выразила Дэвису благодарность за то, что снова увидела сына, предложив ему копию «Майн Кампф», лично подписанную Гитлером, но предложение было тактично отклонено.

Более долгосрочным результатом его пребывания в Дании стала встреча с молодой датчанкой Анной Маргрете (или Грете), которая в 1947 году должна была стать его женой, поэтому, когда он вернулся в Кардифф, Глин Дэвис стремился завершить свою учебу как можно быстрее, чтобы начать работать и жениться. Однако ему сказали, что после 6 лет отсутствия он не может получить диплом с отличием быстрее, чем через два года, поэтому вместо этого он согласился на обычную степень, а также прежде, чем начать работать, получил диплом учителя начальной школы. Это было началом карьеры в сфере обучения детей и студентов любого уровня — от 5-летних до аспирантов. В свободное время он получил диплом лондонского Университета по экономике и диплом соискателя.

Академическая карьера и интересы

Стратклайдский университет

В 1959 году он покинул кантонскую среднюю школу в Кардиффе, где преподавал экономику, французский и географию, и переехал в Глазго, чтобы стать преподавателем в Шотландском коммерческом колледже, который через несколько лет должен был превратиться в часть нового Стратклайдского университета. Глин Дэвис быстро получил повышение до старшего преподавателя. Одним из предметов, которые его занимали, было региональное развитие, и он обратил внимание на парадокс: нехватка рабочей силы может существовать в регионах с высокой безработицей, что усложняет задачу привлечения компаний в подобные регионы. Он также подчеркнул опасность «региональной экономической гражданской войны», поскольку более бедные регионы Британии конкурировали между собой в плане государственной поддержки и внутренних инвестиций.

В Стратклайде Глин Дэвис поощрял междисциплинарные исследования и возглавлял Региональную исследовательскую группу Университета, которая собрала вместе экономистов, прочих специалистов в области общественных наук, а также инженеров для изучения проблем шотландской экономики. Типичным примером работы Комитета под его руководством был проект Галлоуэй — исследование экономики юго-запада Шотландии, проведенное для Шотландского совета по туризму.

Министерство по делам Уэльса

В 1968 году, в основном из-за его работы в области регионального развития, он был откомандирован из Стратклайда в Министерство по делам Уэльса в качестве первого человека, занявшего пост старшего экономического советника министра по Уэльсу, которым в то время был Джордж Томас — будущий лорд Тонипанди и спикер палаты общин, ставший его верным другом. В то время существовала серьезная нехватка статистики по экономике Уэльса, и Глин Дэвис играл важную роль в устранении указанных недостатков.

Были обнаружены факты отставания, такие как таблица поддающихся выявлению государственных расходов в Уэльсе, включенная в свидетельства Комиссии Кроутера по Конституции (которая рассматривала аргументы в пользу передачи власти Уэльсу и Шотландии), и индекс валлийского промышленного производства. Это продемонстрировало, что к концу 1960-х годов производство в Уэльсе росло более быстрыми темпами, чем в остальной части Британии, но Глин Дэвис неоднократно указывал на то, что оно не было достаточно быстрым, чтобы противостоять мрачным экономическим пережиткам Уэльса. Образование новых рабочих мест обычно основывалось на количестве зарегистрированных безработных, но они не учитывали более низкие показатели активности в Уэльсе и, следовательно, недооценивали масштаб проблемы.

Одним из ключей к привлечению большего количества компаний в Уэльс было улучшение инфраструктуры, и Глин Дэвис отвечал за экономическое обоснование расширения автострады М4 от Кардиффа до Суонси. Несмотря на некоторое сопротивление со стороны государственной службы, это было принято и сегодня все части промышленного Южного Уэльса находятся довольно недалеко от автострады.

UWIST, Кардифф

В 1970 году Глин Дэвис стал первым заведующим кафедрой банковского дела и финансов сэра Джулиана С. Ходжа в Институте науки и технологии Университета Уэльса — UWIST (который впоследствии объединился с Университетским колледжем в Кардиффе и стал Кардиффским университетом, самой большой частью Федеральный университет Уэльса), — и занимал этот пост до своей отставки в 1985 году. В течение этого периода он также был председателем Консультативного совета Уэльса по вопросам карьеры и почетным вице-президентом и секретарем Кардиффского бизнес-клуба.

Совместно с сэром Джулианом Ходжем он привлек ряд видных деятелей к чтению лекций в UWIST, включая двух управляющих Банка Англии (сэра Лесли О’Брайена и Робина Ли-Пембертона), герцога Эдинбургского, Пьера-Поля Швейцера (управляющего директора Международного валютного фонда), Дэвида Рокфеллера (банкира и старшего представителя американской династии нефтяной промышленности) и шейха Ахмеда Заки Ямани (министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии), влияние которого на ОПЕК и мировую экономику тогда еще оставалось на пике.

В течение 1970-х и 80-х годов Кардифф развивался в качестве финансового центра, как путем создания филиалов финансовых учреждений из других мест в Великобритании и за рубежом, так и путем создания организаций коренных населения, среди которых был Коммерческий банк Уэльса, где Глин Дэвис был экономическим советником, а впоследствии и директором. Позднее он стал экономическим советником другого местного валлийского банка — Банка Джулиана Ходжа. Он также занимался консультационной работой для Бергера, производителя красок.

Среди его публикаций за время пребывания в UWIST была «National Giro: современные денежные переводы» — первая книга о почтовых системах джиро с момента создания Британского джиробанка. Предисловие было написано Джеймсом Каллаганом, который три года спустя стал премьер-министром Великобритании.

В «Заграничных инвестициях в Уэльсе» Глин Дэвис подчеркнул, каким образом валлийская экономика, в которой ранее доминировали тяжелые отрасли, такие как уголь и сталь, трансформировалась за счет иностранных инвестиций из многих стран, особенно из США, Германии и Японии. Еще две публикации, где он объединил свои интересы в области регионального развития и монетарной экономики, — это «Европейские финансовые операции для развития» и «Строительные общества и их филиалы».

Доказательства, предоставленные по правительственным запросам

Пребывая в UWIST, Глин Дэвис представил письменные доказательства ряду официальных запросов, включая Комитет по рассмотрению национальных сбережений и Комитет Уилсона по проверке функционирования финансовых учреждений. Он также представил письменные и устные доказательства Комитету Палаты общин по делам валлийцев и был частью делегации Центрального бюро расследований Уэльса, которая была допрошена Комитетом по делам Уэльса, когда он изучал влияние членства в ЕЭС (ЕС) на бизнес и промышленность в Уэльсе.

Передача власти Уэльсу

Глин Дэвис всегда гордился тем, что является как валлийцем, так и британцем, и считал, что между этими проявлениями верноподданности не должно существовать никаких конфликтов. В конце концов, валлийцы были британцами еще до того, как таковыми стали англичане. Он всегда считал, что у валлийцев должно быть столько же власти в решении своих проблем, сколько ее было у населения Баварии в Германии, Каталонии в Испании или на острове Принца Эдуарда в Канаде. Поэтому он стал председателем межпартийной Кампании за Ассамблею Валлийцев. Поражение на референдуме в 1979 году стало огромным разочарованием, но он, естественно, был в восторге, когда спустя пару десятилетий передача власти стала реальностью.

Выход на пенсию и «Истории денег»

Уйдя на пенсию с должности преподавателя банковского дела и финансов в Банке сэра Джулиана Ходжа в 1985 году, он стал почетным профессором Уэльского университета и начал 9-летние исследования, в результате которых появилась наиболее значимая его публикация История денег с древних времен до наших дней. Лорд Тонипанди написал к ней предисловие. В феврале 2002 года, после 4 недель в больнице с очень серьезным заболеванием, Глин Дэвис немедленно начал работу по внесению правок, чтобы привести книгу в соответствие с такими событиями, как введение евро, и третье издание было опубликовано осенью того же года.

Однако его интересы никогда не были узко академическими. Он и Грете любили путешествовать и посещали членов их обширной семьи в Канаде, Австралии, Перу, Тринидаде и на Фиджи. В апреле 1995 года они вместе с другими бывшими британскими солдатами и их женами стали гостями правительства Дании на торжествах в Копенгагене, посвященных 50-летию окончания Второй мировой войны и освобождения Дании.

Глин Дэвис любил маяки Брекон и регулярно гулял по Пен-и-Фану, самой высокой горе в Южном Уэльсе, пока в возрасте 81 года не разорвал свое ахиллово сухожилие при состязании в беге на пляже в Тринидаде. Регби было еще одной его страстью, и он редко пропускал международный матч в Армс Парке или на новом стадионе «Миллениум». Даже в последние несколько месяцев своей жизни, когда болезнь усложняла ходьбу и сделала ее крайне болезненной, он шел сквозь толпу в центральной части Кардиффа и пробирался по ступенькам к своему обычному месту рядом с вершиной Восточной Трибуны на стадионе «Миллениум», когда Уэльс играл дома.

Он умер 6 января 2003 года, оставив жену, трех сыновей и дочь.

Семья

Старший сын Рой, который до пенсии был библиотекарем кампуса Святого Луки в Университете Эксетера, разместил информацию об «Истории денег» в Интернете. Второй сын, Джон Дэвис, был преподавателем в Университете Акадия в Новой Шотландии, Канада. В 1984 году он написал совместную статью со своим отцом для журнала Lloyds Bank Review о теории спорных рынков и ее значении для банковской деятельности. Третий сын, Кеннет, после долгой карьеры, работая в различных странах в BP, в настоящее время является главным геофизиком в Dana Petroleum.

Дочь Линда Дэвис — самая младшая в семье — бывший коммерческий банкир. Она стала романистом и является автором книг «Гадюшник», «Пустые зеркала», «Кое-что дикое», «Окончательное поселение», «В огонь» и «Шторм ковчега». Эти книги — триллеры,в  большинстве которых сюжеты связаны с различными аспектами банковского дела или финансов, например, инсайдерской торговлей, мошенничеством с деривативами и облигациями Боуи. Она также написала детские книги, в том числе такие, где дело происходит в Дубае и Объединенных Арабских Эмиратах, например «Морской Джинн» и более недавняя «Лучница», события в которой происходят в Уэльсе.

Старшая внучка Глина Дэвиса, Элеонора Битон, также писательница, и большая часть ее работ была опубликована в деловых журналах и национальных газетах Канады.

Газетные статьи о Глине Дэвисе

Сведения из газет

Скромный миссионер уэльской революции. Western Mail, пятница, 15 января 1971 г., стр. 3.

Обзор карьеры Глина Дэвиса был опубликован через год после того, как он занял должность завкафедрой банковского дела и финансов в UWIST.

Befrieren. Jyllands Posten, воскресенье, 23 апреля, 1995. Tillæg om Befrielsen, сторона 2.

«Glyn Davies fra Wales var med i El Alamein, invasionen af Sicilien, landingen i Italien, invasionen af Normandiet, slaget ved Arnhem og slaget ved Rhinen. Men han fandt verdenskrigens højdepunkter i Aabenraa, Kolding og Thorsmølle».

(Датская газета Jyllands Posten опубликовала специальное приложение в апреле 1995 года, посвященное 50-летию освобождения Дании. В него вошла статья о Глине Дэвисе, его опыте военного времени, о том, как он встретил свою жену Грете, и о его более поздней карьере).

Лучшие времена, худшие времена. Журнал Sunday Times, 8 декабря 2002 года, стр. 15-16.

Эта статья на самом деле о Линде Дэвис — банкире из Сити, — ставшей писательницей, но в ней также содержится много информации о ее отце, Глине Дэвисе.

Некрологи

Некрологи в национальных британских газетах, Telegraph, Times и Guardian, а также некоторые другие публикации доступны онлайн по ссылкам ниже.

The South Wales Echo, пятница, 17 января 2003 года.

Daily Telegraph, пятница, 24 января 2003 года.

The Times, четверг 30 января 2003 года.

Y Gadwyn (ссылка): информационный бюллетень сообщества валлийцев Торонто, январь 2003 г.

The Rhondda Leader, четверг, 20 февраля. Этот некролог был написан Оуэном Верноном Джонсом (отставным директором средней школы округа Порт), который знал Глина Дэвиса с тех пор, как они оба посещали среднюю школу Тонипанди в конце 1930-х годов.

The Guardian, пятница, 28 февраля 2003 года. Некролог Guardian был написан Гэри Акерхерстом, который был профессором маркетинга в Университете Портсмута в то время. Он также руководит собственной консалтинговой компанией Akehurstonline и является адъюнкт-профессором в университете RSM Erasmus в Роттердаме.

Бюллетень Королевского экономического общества, апрель 2003 г., стр. 16.

The Service Industries Journal, том 23, № 4, сентябрь 2003 г., стр. 161-163. Более полная версия некролога, которую профессор Гэри Акерхерст написал для the Guardian.

Ссылки на избранные публикации Глина Дэвиса

Региональное развитие, безработица, банкротство

Боль перемен: некоторые вопросы, касающиеся экономического роста. Журнал Шотландского колледжа торговли, том 7, № 1, 1962, стр. 35-41.

Региональная экономическая гражданская война. Бюллетень группы региональных исследований, № 4. Глазго: Университет Стратклайда, 1966, 21 с.

Роль финансов в экономическом развитии Шотландии. The Banker’s Magazine, сентябрь 1966 г., т. 202, с. 161-165.

Региональная безработица, доступность рабочей силы и перераспределение. Оксфордские статьи по экономике, март 1967, Вып. 19 (1), с.59-74.

(Полный текст доступен онлайн на JSTOR для членов организаций, которые подписались).

Нехватка рабочей силы: причины, последствия и способы устранения. Журнал экономических исследований, январь-март 1968 года, Вып. 3 (1), с.25-53.

Отказ регионов от пособий по безработице. The Sunday Times, 8 октября 1967 года, с.55.

Проект Галлоуэй: исследование экономики Юго-Западной Шотландии с особым указанием на его туристический потенциал (проведено Университетом Стратклайда). Региональная исследовательская группа. Эдинбург: Шотландский совет по туризму, 1968 год, 501 с.

На пути к уэльскому экономическому чуду? — Экономика: журнал Экономической ассоциации, Вып. 9, часть 2, осень 1971 года, с.75-88.

Как сделать Уэльс процветающим, чтобы он не зависел от региональной помощи.

Суть дела. The Scotsman, 21 октября 1971 года, стр. 12.

Статья, в которой утверждается, что экономический кризис в Шотландии происходит в основном из-за провала развивающихся отраслей промышленности в Центральном поясе, и предлагает решения. Она была частью серии об экономических проблемах Шотландии в газете the Scotsman.

Полная занятость и рост могут идти рука об руку. Газета Строительных обществ, апрель 1972 года, Вып. 104, № 1249, стр. 280-283.

Ллантрисант: почему «никаких новостей» — это плохие новости… The South Wales Echo, Вып. 5, 5 февраля, 1974, стр. 8.

Статья, критикующая решение отказаться от планов относительно нового города в районе Ллантрисант.

Потребности Уэльса. Кредит: ежеквартальный обзор Finance Houses Association, июнь 1975 года, стр. 41-53.

Британский кризис банкротства. The Banker, ноябрь 1975, Вып. 125, № 597, стр. 1263-1267.

Статья, анализирующая историю банкротства в Британии с 1919 года. К началу 1970-х годов количество банкротств стало выше, чем когда-либо после Первой мировой войны, хотя их масштаб в плане национального дохода был меньше, чем в пиковые годы. В статье рассматривается вероятное будущее течение кризиса и его последствия для управления банком, а также надлежащие отношения между британскими банкирами и промышленностью.

Иностранные инвестиции в Уэльсе: долгожданное вторжение Глина Дэвиса и Яна Томаса. Суонси: К. Дэвис, 1976, 221 с. ISBN 0-7154-0409-1.

Первое подробное исследование влияния валлийской экономики на инвестиции в Уэльсе компаниями, основанными за пределами Великобритании.

Западногерманские прямые инвестиции в Уэльсе… многообещающее начало. Кардифф: Корпорация развития Уэльса, 1978.

Этот отчет был заказан Корпорацией развития Уэльса как дань уважения г-ну Фридриху Гладицу, который был почетным консультантом Корпорации развития в Германии в течение восьми лет и в значительной степени отвечал за рост западногерманских инвестиций в Уэльс в этот период.

Westdeutsch Direktinvestitionen in Wales … ein vielversprechender Anfang. Кардифф: Корпорация развития Уэльса, 1978.

Немецкая версия отчета о западногерманских инвестициях в Уэльсе.

Уэльсу срочно необходимо больше мелких компаний. Малый бизнес № 8, январь 1978 года.

Рентабельность и занятость в финансовых фирмах Великобритании 1971-1981 гг. Глин Дэвис и Дж. Уинн Эванс. Журнал Service Industries, ноябрь 1983 г., Вып. 3, № 3, стр. 241-259.

(Статья доступна онлайн для представителей организаций, подписавшихся на Business Source Premier). В статье рассматриваются изменения в сфере занятости и прибыли в секторе финансовых услуг Великобритании в период с 1971 по 1981 год. Несмотря на серьезную рецессию, занятость выросла чуть менее чем на 30 процентов, а прибыль примерно на 15 процентов. Что еще более важно, так это то, что в каждом отдельном регионе Великобритании возросла занятость в сфере обслуживания, так что к 1980-м годам в сфере услуг оказалось больше людей, чем во всех других сферах вместе взятых. Этот факт ранее не был оценен по достоинству.

Статьи на валлийском языке об экономике Уэльса

Cymru: cyfoethog neu dlawd? Dadansoddiad cymharol. Barn, Ionawr/Chwefror 1975, rhif 146, t. 581-584.

Статья под названием «Уэльс: богатый или бедный? Сравнительный анализ», опубликованная в январе-феврале 1975 года в Барне, посвящена проблемам экономики Уэльса, низкой активности и количеству новых рабочих мест, а также необходимости инвестирования из-за рубежа.

1978 — 1979 Cyflwr economaidd y genedl. Barn, Rhafyr 1978 / Ionawr 1979, rhif 191/192, t. 482-484.

Статья о состоянии экономики валлийцев, опубликованная в Barn, декабрь 1978/январь 1979.

Деньги, Банки и Финансы

Региональное значение I.C.F.C.Journal of Industrial Economics, Вып. 16, № 2. Апрель 1968 года, стр. 126-146.

(Полный текст доступен онлайн через JSTOR для подписавшихся организаций). Подробный анализ работы Корпорации промышленного и коммерческого финансирования (ICFC), которая была основана в 1945 году как часть послевоенной инициативы Банка Англии для заполнения так называемого «разрыва Макмиллана» (неспособности города предоставить долгосрочные финансовые средства малым и средним компаниям). С 1983 года он известен как 3i Group plc.

Двухлетний период тяжелой работы Джиро. Banker, Вып. 120, № 536, стр.1069-76, октябрь 1970.

Инфляция и интеграция расширяющейся денежной системы. Euromoney, март 1971, Вып. 2, № 10, стр.22-26.

Лекция Глина Дэвиса при вступлении в должность, посвященная последствиям притока иностранных банков в Великобританию.

Банк Уэльса: Сейчас. Wales Radical Cymru, № 5, март 1971 года, стр. 7.

Статья, написанная для бюллетеня Уэльской лейбористской партии, в которой изложены причины, приведшие к созданию Банка Уэльса.

Как будет работать Уэльский банк Western Mail, 10 марта 1971 года.

Рост и распоряжение личным богатством в 1960 году. Газета Строительных обществ, июль 1971 года, Вып. 103, № 1239, стр.642-646.

Состязание за депозиты будет организовано или упразднено? Газета Строительных обществ, Вып. 103, № 1240, август 1971 года, стр. 738-744.

Свободный и полный сил Джиро. Banker, Вып. 122, № 555, май 1972,  стр.657-62.

Международные джиро и клиринговые банки. Euromoney, Вып.3, № 12, май 1972 года, стр. 15-20.

National Giro: современные денежные переводы, предисловие Джеймса Каллагана. Лондон: Allen and Unwin, 1973. 246 с. ISBN 0-04-332054-6.

В данной книге обсуждаются предшественники систем джиро в Египте во времена Птолемеев и Древней Греции, развитие почтовых систем джиро в Европе и Японии, причины, по которым Британия так поздно создала банк джиро, а также успехи National Giro.

Европейское финансирование для развития под ред. Глина Дэвиса. Кардифф: University of Wales Press, 1974. 119 с. Материалы конференции по европейскому финансированию для развития, организованной совместно Институтом науки и технологий Университета Уэльса и Кардиффской торговой палатой. ISBN 0-7083-0567-9.

Столица Уэльса — развивающийся финансовый центр, Достижение, июнь 1975 года, стр. 35.

Строительные общества и их ветви: региональное экономическое исследование, проведенное Глином Дэвисом и Мартином Дж. Дэвисом. Лондон: Franey, 1981. 429 с, ISBN 0-900382-40-6.

Время строительным обществам стать банками. The Banker’s Magazine, декабрь 1982, Вып. 226, № 1665, стр.11-12.

Финансовые супермаркеты против чувствительных сберегательных банков. Журнал Института Чартерных Строительных Обществ, Вып. 37, № 156, май 1983 года, стр. 54-55.

Революция в теории монополий, Глин Дэвис и Джон Дэвис. Обзор банка Ллойда, июль 1984 года, № 153, стр. 38-52.

Статья отца и сына об актуальности теории спорных рынков.

Обществам нужны более широкие полномочия, чем предлагает «Зеленая книга». Газета Строительных обществ, Вып. 117, № 1420, апрель 1985, стр. 459–462.

История Girobank в Великобритании в 1968–1991 годах в «Банковском деле в Европе в эпоху после джиро» под редакцией Т.Д. Бридж и Дж. Дж. Пегг. Tavistock: AQ & DJ Publications, 1993, стр. 189-198.

Взлет и падение монетарной империи: долгосрочные тенденции экономической значимости монет. В: Платежи — прошлое, настоящее и будущее: сборник очерков, анализирующих тенденции, существующие в денежных переводах. Лондон: Ассоциация платежных клиринговых услуг, 1995, с. 27-45.

Кредит: 6000 лет и все еще активно развивается, Business Credit, июнь 1996., стр. 16-19.

Статья для журнала Национальной ассоциации кредитного менеджмента (США). Она доступна в Интернете с веб-сайта Highbeam. В статье обсуждается история кредита, влияние изобретения монет на развитие кредита, развитие печатных денег и влияние банкротства банков.

Монетарные инновации в исторической перспективе: почему революция всегда сводится к эволюции.

Данная статья была представлена в качестве основного выступления на Форуме по электронным деньгам First Consult 7–8 октября 1997 года, Лондон, Электронные деньги: новая эра или обычное дело?».

Единая валюта в исторической перспективе. Британский Нумизматический журнал, Вып. 69, 1999, с. 187-195.

Лекция памяти Говарда Линекара 1999 года.

 

Истоки любой экономики: чеканка монет 640 г. до н.э. В кн .: История великих изобретений Джеймса Дайсона под редакцией Роберта Улига Лондон: Constable, c2001, стр. 26-27.

История денег: с древних времен до наших дней, 3-е издание, предисловие досточтимого виконта Тонипанди. Кардифф: University of Wales Pres, 2002.- 720 с. 7083-1717-0 (мягкая обложка).

Стандартная работа по развитию денег от зари цивилизации и после. Первое издание было опубликовано в 1994 году. Историю денег можно приобрести у некоторых книготорговцев, предлагающих доставку по всему миру, в дополнение к обычным способам продаж книжных магазинов.

Опыт военного времени в Италии

Вверх по Апеннинам: зимняя сказка. Army Quarterly & Defense Journal, Вып. 128, № 3. Июль 1998, стр. 329-332.

Статья о свинье Басти, которая была принята в качестве своего рода талисмана в Эскадрилью, Королевский драгунский полк, в конце 1943 года.

Правительственные и официальные запросы

Глин Дэвис представил доказательства по требованию различных официальных запросов, включая те, которые приведены ниже.

Комитет по рассмотрению национальных сбережений, июнь 1973 года (Cmnd 5273) Председатель: сэр Гарри Пейдж.

Комитет по рассмотрению функционирования финансовых учреждений, июнь 1980 года (Cmnd. 7937) Председатель: сэр Гарольд Уилсон.

Комитет палаты общин по делам валлийцев, протокол судебного заседания, Центральное Бюро Расследований Уэльса, 25 ноября 1982 года. Экономическое влияние членства в ЕЭС (Европейском экономическом сообществе) на бизнес и промышленность в Уэльсе.

Биография экономиста Глина Дэвиса
написана Роем Дэвисом — последнее обновление 18 мая 2019 г.
Отправьте e-mail Рою Дэвису.

Президент Кардосо о Бразилии и социологии

Статью можно найти на сайте rutgers.edu

Автор Тед Герцель — Rutgers University

“Президент Кардосо о Бразилии и социологии”

Опубликовано в Footnotes, бюллетене American Sociological Association, ноябрь 1995, с.1. Это оригинальный текст, который не отражает никаких изменений, сделанных редакторами Footnotes.

Сделано Тедом Герцелем
Rutgers University
[email protected]

Во время трехнедельной поездки в Бразилию в августе, я провел короткое интервью с социологом Президентом Фернандо Энрике Кардосо в его офисе в Бразилиа и посетил пресс-конференцию, которую он дал 22 августа 1995. Это эссе сообщает о том, что я узнал от Кардосо и других людей касательно его достижений как социолога у власти.

Проведя 10 месяцев в офисе, Кардосо все еще был на волне популярности из-за его удивительно успешной экономической политики. Plano Real, который Кардосо реализовал в роли министра финансов в последний год деятельности предыдущей власти, закончил гипер-инфляцию в Бразилии. Инфляция, которая порой достигала 40% или 50% в месяц, сейчас почти достигла нуля. Это поставило страну на крепкое основание для экономического роста, тем временем значительно увеличивая реальный доход бедных слоев населения. Впервые человек, который получает всего лишь минимальную заработную плату, может себе позволить купить рыночную корзину основных товаров, которая используется как индекс эконометристами в Бразилии.

Президент Кардосо рассказал мне, что его обучение в качестве социолога помогло ему достичь глубокого понимания сложных социальных проблем в Бразилии. Он довольно быстро отметил, что имеет широкий опыт работы в социальных науках, в том числе в политологии, антропологии и экономике, вдобавок к социологии. Его администрация — лаборатория для междисциплинарной социальной науки, а не только для социологии как отдельного предмета.

Будучи молодым профессором, Кардосо участвовал в теперь известной Marx Study Group, которая внимательно исследовала все три тома Das Kapital, абзац за абзацем, в течении нескольких лет. Все избранные участники имели разные академические специальности, включая философию и социальные науки, и каждый интерпретировал Маркса с точки зрения новейших теорий и исследований в его или ее дисциплине. Они также читали Кейнса, Розу Люксембург и других. Сегодня выпускники этой группы занимают ведущие роли в бразильской интеллектуальной и политической жизни.

Президент Кардосо не думал, что только его навыки в социальных науках несли ответственность за его становление Президентом. Очень важно то, что он называет “сильной личностью”, вместе с умением принимать твердые решения и проектировать видение будущего для населения. Также важной была способность мотивировать людей и координировать командную работу среди сотрудников.

Cardoso уверенно использовал эти умения в роли министра финансов в администрации Итамара Франко, которая предшествовала его собственной. Когда его экономические советники сказали, что закончить инфляцию до конца деятельности администрации Франко было бы невозможно, Кардосо настаивал на том, что это могло и должно было быть сделано. Опираясь на свои знания экономики, он помог экономистам разработать Plano Real, который воспользовался существующими в Бразилии механизмами индексации, и несколько экономических реформ, чтобы конвертировать цены в стабильную валюту.

Этот успех обеспечил Кардосо победу в президентских выборах 1994 года против его более харизматичного оппонента, кандидата от Labor Party Луиса Игнасио да Сильва (Лула). Многие бразильцы считали, что Лула не хватало подготовки, необходимой для поста Президента. Его предложения казались расплывчатыми в сравнении с планом Кардосо, который уже работал. Несмотря на свою демократическую политику и знание марксизма, Кардосо имел сильную поддержку среди бизнес-групп нации. У него была поддержка многих политических лидеров, связанных с военными режимами, которым он раньше оппонировал, и многие левые считали, что он обладал социалистическими убеждениями своей юности.

Кардосо быстро отметил, что никогда не был марксистом в идеологическом смысле. Он верит, что его основные политические ценности не изменились со времен его работы молодым профессором, хотя это естественно, что на него оказали влияние изменения в мире. Социологическая работа Кардосо всегда фокусировалась на эмпирических реальностях определенных исторических конъюнктур, будь то нации, регионы или города, а не на абстрактных или всеобщих принципах. В своих работах, он опирается на классическую социологическую теорию, чтобы объяснить структурные противоречия и динамики этих развивающихся систем. Он никогда не интересовался, например, “теорией зависимости” абстрактно, а в изучении зависимости и развития в определенных странах в определенное время. Несмотря на требования президентства, он продолжает писать социологические эссе, выступать на академических конференциях и участвовать в оживленных дебатах со своими интеллектуальными критиками на страницах воскресных газет в Бразилии. В этих дебатах Кардосо определяет себя социал-демократом, хотя он недавно придумал определение “неосоциализм”, чтобы описать свою политику в ответ на обвинения в “неолиберализме”.

Бразильцы используют определение “либеральный” скорее в его европейском, чем американском, значении. На самом деле, слово “неолиберальный” не совсем точно описывает политику Кардосо. Хотя он приватизировал некоторые индустрии и охотно привлекает иностранные инвестиции, он также увеличил расходы на многие социальные программы. С точки зрения их акцента на рационализации правительства и улучшения услуг, он и его жена-антрополог Рут больше напоминают Билла и Хиллари Клинтон (без показательной нерешительности, свойственной Биллу) чем кого-либо другого из американских президентов и первой леди.

Самое сильное сопротивление Кардосо оказывают государственные служащие, которые боятся потерять свои занимаемые должности, и некоторые лидеры среди рабочих, которым удалось получить привилегии для своих служащих благодаря связям с бюрократическими структурами, основанными предыдущими бразильскими режимами. Самыми большими бенефициарами политики Кардосо были не богачи, а неорганизованные рабочие с жалким доходом, которые находятся на самом низу крутой пирамиды доходов в Бразилии, поскольку именно эти рабочие были меньше всего способны защитить себя от инфляции. Проигравшими были рабочие со средним уровнем дохода и фиксированной заработной платой, которым пришлось больше платить за услуги.

Когда Кардосо только пришел в политику, его яркий интеллект впечатлил многих его коллег. В своей первой речи к Federal Senate в 1983, он процитировал Макса Вебера о необходимости пытаться достичь невозможного, если нужно достичь возможного. Его выступления в Senate часто на таком же высоком интеллектуальном уровне, как и его академические работы. Президент Итамар Франко назначил его министром иностранных дел из-за его международного признания как интеллектуала, политической репутации и того факта, что он говорил на английском, французском, испанском и немецком языках. Большинство президентов в Бразилии, включая и самого Франко, говорили исключительно на португальском.

Кардосо принял должность министра финансов несмотря на то, что многие его друзья советовали этого не делать, после серии неудачных попыток разных министров остановить инфляцию. Многие были уверены в том, что это безнадежное задание, которое разрушит блестящую карьеру. Кардосо считал, что его обязанностью было служить там, где это требовалось Президенту, и имел достаточно самоуверенности для того, чтобы верить в собственную способность добиться успеха, несмотря на препятствия.

В интервью, которое он мне дал, Кардосо отметил, что социология сейчас стала частью повседневных знаний. Журналисты, таксисты и другие граждане Бразилии охотно обсуждают такие концепты социологии, как роль авторитета, и такие концепты экономики, как роль центрального банка в установлении процентных ставок. Множество социологов в Бразилии стали вовлечены в политических исследованиях, и между государственной бюрократией и исследовательскими институтами существует тесная связь. Ряд выдающихся социологов занимают важные посты в его администрации.

Кардосо верит, что критической обязанностью социологов есть опровержение мифов, распространяющихся в средствах массовой информации. Особенно критично он относится к их коронной фразе о “неолиберализме”, которая используется для того, чтобы стигматизировать его администрацию. Он настаивает на том, что это определение совершенно никак не связано ни с его политикой, ни с реальностью Бразилии. Он заметил, что некоторые социологи слишком отстранены от реальности процесса принятия решений. Вместо того, чтобы развенчивать мифологию прессы, они ее повторяют. Он думал, что многие из левых бразильцев, включая некоторых социологов, повторяют пустые слоганы вместо того, чтобы сформулировать альтернативную социальную политику. Именно по этой причине бразильская оппозиция не исполняет свою истинную функцию формулирования политических альтернатив.

Просто приписывать успех Кардосо его блестящему интеллекту и личной силе, но, как социолог, он сдержанно отмечает, что бразильское общество развилось до той стадии, где оно было готово принять лидерство, которое он мог предложить. Бразильцы были сыты по горло гиперинфляцией и готовы были принять необходимые меры, чтобы ее закончить, в том числе создать Social Emergency Fund, чтобы правительство могло продолжать работать без печати денег. Бразильцы были сыты по горло коррупцией в правительстве, и Президент Колор ди Мелу был первым в истории, кого заставили покинуть пост через законный процесс импичмента. Многие приписывают честной и эффективной администрации Кардосо восстановление самооценки Бразилии, но он настаивает на том, что сама нация заслуживает похвалы за восстановление чувства собственного достоинства.

Несмотря на то, что интеллектуалы в общем высоко ценятся в обществе в Бразилии, социология как дисциплина не извлекла столько выгоды, сколько можно было бы ожидать, от социолога на должности Президента. Друзья советовали мне представляться политологом (опираясь на мою связь с департаментом государственного управления), а не социологом, в поисках встреч с бразильскими интеллектуалами и политическими лидерами. Хотя многие социологи и участвуют в практических вопросах политики, внутри и снаружи администрации Кардосо, имидж дисциплины все еще окрашен идеологическими и риторическими перспективами, которые кажутся устаревшими в современном бразильском обществе.

___________________________________________________

Тед Герцель, профессор социологии в Rutgers University, Camden NJ, начинает работать над биографией Фернандо Энрике Кардосо. Он проводил свое диссертационное исследование в Бразилии, говорит на португальском, и некоторые из его друзей хорошо знали Кардосо. Среди его последних книг — Turncoats and True Believers и, в соавторстве с Беном Герцелем, Linus Pauling:  A Life in Science and Politics!

 

Мірча Еліаде (1907-1986)

Оригінал доступний на сайті westminster.edu

Фотографія © 1986, Джефф Ловенталь, використовується з дозволу.

Еліаде отримав філософську освіту. Він інтенсивно видавав роботи по історії релігії та виконував обов’язки головного редактора «Енциклопедії релігії» видавництва Macmillan. Вплив його філософських поглядів є значним завдяки вказаним працям і завдяки тридцятьом рокам на посаді завідувача кафедри історії релігій в Чиказькому університеті.

Аналіз релігії Еліаде дає привід припустити існування «священного» в якості об’єкта поклоніння релігійного людства. Священне постає як джерело сили, знаковості та цінності. Людство сприймає «ієрофанії» — фізичні прояви чи одкровення священного — часто (але не виключно) у вигляді символів, міфів та ритуалу. Будь-яка феноменальна сутність є потенційною ієрофанією та може надати доступ до неісторичного часу: того, що Еліаде називає illud tempus («того часу» латиною, я схильний розглядати його як «тамтой час»). Здатність осягати цей священний час є характерною рисою релігійності людства.

Зауважте, що я час від часу оновлюю англомовну версію, тому переклади можуть бути оновленими не повністю.

Адаптовано з «Мірча Еліаде» Брайаном Ренні в Routledge Encyclopedia of Philosophy 1998 року

1.  Життя

Мірча Еліаде народився 13 березня 1907 року в Бухаресті, Румунія. В румунських документах датою його народження вказують 28 лютого, — згідно з Юліанським календарем, оскільки григоріанський календар не був прийнятий в Румунії до 1924 р. Проте православна християнська сім’я Еліаде святкувала його день народження в День Сорока мучеників, який за Юліанським календарем 9 березня; Еліаде і сам визнавав цю дату як день свого народження. Попри інтерес до ентомології та ботаніки в дитинстві (який, безсумнівно, вперше привернув його увагу до Гете — зразка для наслідування та натхнення на все життя), він проявив інтерес до світової літератури, а відтак і до філології, філософії та порівняльному релігієзнавстві. В юнацтві він багато читав румунською, французькою та німецькою мовами, а близько 1924-25 рр. він вивчив італійську та англійську, щоб прочитати Раффаеле Петтаццоні та Джеймса Джорджа Фрейзера в оригіналі.

У 1925 році Еліаде поступив до Бухарестського університету, де навчався на факультеті філософії. Молодий Еліаде значним чином відчував вплив Нає Іонеску (р. н. 1890), тодішнього викладача логіки та метафізики та бунтівного журналіста, тож тінь, що впала на старшого вченого через його причетність до радикально правого руху в Румунії в період між двома світовими війнами, зіпсувала репутацію Еліаде.

В магістерській дисертації Еліаде досліджував італійських філософів епохи Відродження від Марсіліо Фічіно до Джордано Бруно і гуманізм періоду Ренесансу був одним з найбільш значних чинників, що вплинули на нього, коли він звернувся до Індії, щоб «універсалізувати» «провінційну» філософію, яку він успадкував з огляду на свою європейську освіту. Взнавши, що Махараджа Касімбазара спонсорував навчання європейських науковців в Індії, Еліаде подав заявку та отримав фінансову підтримку на чотири роки. У 1928 році він відплив до Калькутти, щоб вивчати санскрит та філософію під керівництвом Сурандраната Дасгупти (1885-1952) — бенгальця, який отримав освіту у Кембриджі, професора університету Калькутти й автора 5-го тому «Історії індійської філософії» (Motilal Banarsidass, 1922-55) .

Він повернувся до Бухаресту в 1932 році, а в 1933 році успішно подав свої аналітичні напрацювання щодо йоги в якості докторської дисертації на кафедру філософії. Опублікована французькою мовою як Yoga: Essai sur les origines de la mystique Indienne, ця праця була значним чином відредагована і перевидана як «Йога, Безсмертя та Свобода». Як помічник Іонеску Еліаде читав лекції, зокрема про «Метафізику» Арістотеля та «Вчене незнання» Миколи Кузанського. З 1933 по 1939 він працював з групою «Criterion», яка проводила публічні семінари на широкі теми. На них сильно вплинула філософія «тріаризму», пошук «автентичного» в досвіді та за допомогою такого досвіду (румунською traire), що розглядався як єдине джерело «автентичності».

Після Другої світової війни — під час якої він служив у Румунському посольстві у Великобританії та Португалії — Еліаде не зміг повернутися до Румунії, яка щойно стала комуністичною, через зв’язок з Іонеску, що притримувався правих поглядів. У 1945 р. Він переїхав до Парижа, де його знайомство з Джорджем Думзілем, значним знавцем порівняльної міфології, забезпечило його роботою за сумісництвом у… cole des Hautes… а саме заняттями з порівняльного релігієзнавства в Сорбоні. З цього часу майже всі наукові праці Еліаде писав французькою мовою.

На прохання Йоахіма Вача, попередника Еліаде в Чиказькому університеті, компаративіста і герменевтика, Еліаде було запропоновано читати лекції на Хаскелльських читаннях 1956 року в Чиказькому університеті на тему «Шаблони ініціації». Пізніше вони були опубліковані як «Народження та Відродження». У 1958 році його запросили на посаду завідувача кафедри історії релігій у Чикаго. Він посідав її до своєї смерті 22 квітня 1986 року, часто публікуючись та пишучи художні твори (здебільшого неопубліковані). Він також започаткував журнали History of Religions та The Journal of Religion та був головним редактором «Енциклопедії релігії» видавництва Macmillan.

2.  Філософські погляди

Всупереч зосередженості на історії релігій, Еліаде ніколи не відмовлявся від своїх філософських інтересів. Разом з тим, він ніколи до кінця не пояснював свою філософію. Існує радикальні розбіжності в поглядах щодо його точки зору: дехто розглядає її в якості вирішального внеску у вивчення релігії, а хтось дивиться на нього як на обскурантиста, чиї нормативні припущення є неприйнятними.

 

У праці «Космос та історія: Міф про вічне повернення» (1954), якій він спокусився дати підзаголовок «Вступ до філософії історії», Еліаде розрізняє релігійне та нерелігійне людство на основі сприйняття часу як неоднорідного та однорідного відповідно. Це розрізнення одразу видасться знайомим тим, хто вивчає Анрі Бергсона, бо це йому притаманне таке трактування часу і простору. Еліаде стверджує, що сприйняття часу як однорідного, лінійного та неповторного середовища є особливістю сучасного та нерелігійного людства. Архаїчне чи релігійне людство (homo religiosus), на противагу, сприймає час як неоднорідний; тобто як такий, що розмежовується на світський час (лінійний) та сакральний час (циклічний та здатний до реактуалізації). За допомогою міфів та ритуалів, які дають доступ до цього священного часу, релігійне людство захищає себе від «терору історії», умов безпорадності перед абсолютними даними історичного часу, від форми екзистенційної тривоги.

Однак у самому процесі встановлення цього розрізнення Еліаде підриває його, наполягаючи на тому, що нерелігійне людство в будь-якому чистому вигляді є вельми непересічним явищем. Міф і illud tempus все ще діють, хоча і приховано, у світі сучасного людства, і Еліаде явно розглядає спробу обмежити справжній час лінійним історичним часом як такі, що врешті-решт суперечать одне одному. Він прямо виступає проти історизму Гегеля.

«Священне» також стало предметом значних суперечок. Одні розглядали «священне» Еліаде як таке, що просто відповідає звичайній концепції божества, або концепції ganz andere («цілком інакше») Рудольфа Отто, тоді як інші вбачали більше схожості з сакральним Еміля Дюркгейма, на яке впливає суспільство. Сам Еліаде неодноразово ідентифікує священне як справжнє, але чітко констатує, що «священне — це організація людської свідомості» (1969 i; 1978, xiii). Це швидше стосується останньої інтерпретації: соціального формування як сакрального, так і дійсності. І все ж, священне визначається як джерело значущості, сенсу, сили та буття, а проявляється воно як ієрофанія, кратофанія чи ототофанія відповідно (явлення святих, сили чи буття). Аналогічно до запропонованої неоднозначності самого священного, такими ж неоднозначними є і його прояви.

Еліаде констатує, що віруючі, для яких ієрофанія є одкровенням священного, повинні бути підготовлені їх досвідом, включаючи їх традиційне релігійне походження, перш ніж вони зможуть усвідомити це. Для інших священне дерево, наприклад, залишається просто деревом. Незамінним елементом аналізу Еліаде є те, що будь-яке феноменальне утворення може бути сприйняте як ієрофанію з відповідним препаратом. Слід зробити висновок, що всі істоти виявляють і водночас приховують природу Буття. Тут очевидна репресія про Coincidentia Oppositorum Миколи Кузанського, як і можливе пояснення систематичної неоднозначності творів Еліаде.

Зрештою, релігія, систематично розуміється як сприйняття відносної цінності, що надається неісторичними реаліями (включно з усіма абстрактними та уявними сутностями), але виявляється та підтверджується через історичні феномени і розглядається як об’єднуюче людське всезагальне. Як це характерно стилю Еліаде (і в його художніх творах, і в його наукових роботах) — вказаний висновок ніде чітко не вказаний. Провідні твердження розкидані по всіх його публікаціях з історії релігій, алхімії, символізму, ініціації, міфу тощо — вони запрошують своїх читачів або зробити негайну інтерпретацію, або зайнятися цим питанням далі в гущавині його твору.

3. Список творів

Це неминуче короткий і неповний перелік робіт Еліаде. Більш детальну бібліографію див. у Брайана Ренні, «Реконструкція Еліаде». Див. наступне посилання щоб переглянути частковий перелік художніх творів Еліаде. Якщо у вас є додаткова інформація про художню літературу Еліаде в перекладі, надішліть її мені, щоб я вніс її до цієї електронної таблиці.

Еліаде, М. (1954) Космос та історія: Міф про вічне повернення, перекл. В. Траск, Прінстон, Нью-Джерсі: Princeton University Press (Мабуть що найважливіша і найбільш доступна коротка праця Еліаде. Містить його аналіз часу як неоднорідного для релігійних людей і однорідного для нерелігійних, а також його уявлення про «терор історії» та здатність «реактуалізувати» релігійний час)

—— (1958а) Йога, Безсмертя і Свобода, перекл. В. Траск. Лондон: Routledge & Kegan Paul. (Вперше опублікована французькою мовою як Yoga: Essai sur l’origine de la mystique Indienne  в 1933 р., Ця повчально-наукова робота аналізує йогу як практичний пошук свободи від людських обмежень)

 

—— (1958b) Обряди та символи ініціації (Народження та відродження), перекл. В. Траск, Лондон: Harvill Press. (Публікація Хаскелльських лекцій Еліаде 1956 року в університеті Чикаго, «Шаблони ініціації». Його аналіз питань ініціації передбачає їх повсюдність та структуру як символічні смерть та відродження)

—— (1958c) Шаблони в порівняльному релігієзнавстві, перекл. Р. Шид, Лондон: Sheed and Ward. (Спроба окреслити морфологію священного. Часто будучи покритикованим за свій крос-культурний та неісторичний підхід, «Шаблони» формують релігійні явища згідно подібності за структурою, незалежно від часу чи місця появи. Цінне джерело даних, якщо не зважати на це)

—— (1959) Священне і світське: природа релігії, перекл. В. Траск, Лондон: Harcourt Brace Jovanovich. (Підхоплюючи з того місця, на якому Рудольф Отто закінчив щодо Ідеї Святого (Das Heilige), священне пояснюється через відношення до його парної протилежності — світського. Дається цілісна діалектика священного і світського)

—— (1960) Міфи, сновидіння та містерії: зустріч сучасних віросповідань з архаїчними реаліями, перекл. П. Мейрет, Лондон: Harvill Press. (Уявлення Еліаде про міф у сучасному світі, авторитет міфу як джерела та, серед іншого, аналіз символізму сходження, польоту, лабіринту та проковтування монстром)

—— (1961) Образи та символи: дослідження релігійної символіки, переклад. П. Мейрет, Лондон: Harvill Press. (Детальніше про символізм, зокрема про символіку центру, вузлів, снарядів та перлів. Символізм та історія та деякі зауваження щодо методу)

—— (1963) Міф та реальність, перекл. В. Траск, Нью-Йорк: Harper and Row. (Структура міфів. Більше про авторитет міфу як джерела і про виживання міфів та основного лейтмотиву міфів у сучасному мисленні)

—— (1964) Шаманізм: архаїчні техніки екстазу, перекл. В. Траск, Лондон: Routledge and Kegan Paul. (Об’ємна стандартна праця з вивчення шаманізму — детальне та цінне джерело інформації про явище.)

—— (1965) Обидва і Єдине, перекл. Дж. М. Коен, Чикаго, Іллінойс: University of Chicago Press. (Важлива праця присвячена аналізу coincidentia oppositorum, збігу протилежностей чи парних протилежностей в історії релігійних ідей. Андрогінія досліджується як космогонія та есхатологія, народження та смерть космосу чи світогляду.)

—— (1969) Пошуки: історія та значення в релігії, Лондон: University of Chicago Press. (Спроба написати більш методичну роботу. «Пошуки» об’єднують статті, що були опубліковані раніше, присвячені методологічним та теоретичним припущенням Еліаде, включно з його поняттям «нового гуманізму», його відповіддю на пошуки «витоків» релігії.)

—— (1978) Історія релігійних ідей, Т. I, Від кам’яного віку до Елевсінських містерій, перекл. В. Траск, Чикаго, Іллінойс: University of Chicago Press. (Спочатку задумувалася як всеохопна історія релігії в одному томі. Це була спроба Еліаде дати цілісне трактування історії релігії. Корисне довідкове видання, на загал придатне для прочитання. Багато понять Еліаде присутні у даній зрілій праці: терор історії, coincidentia oppositorum, символіка центру, hieros gamos або символічний небесний шлюб.)

—— (1982) Історія релігійних ідей, Т. II, Від Гаутами Будди до тріумфу християнства, перекл. В. Траск, Чикаго, Іллінойс: University of Chicago Press.

—— (1985) Історія релігійних ідей, Т. III, Від Мохаммеда до Реформації, перекл. А. Гільтебейтель та Д. Апостолос-Каппадона, Чикаго, Іллінойс: University of Chicago Press.

—— (1987) Енциклопедія релігії (головний редактор), Нью-Йорк: Macmillan. (Сімнадцять томів статей про кожен аспект релігії від провідних науковців у цій галузі. Наразі це стандартна довідкова енциклопедія з релігії.)

4. Список використаної та рекомендованої літератури

Це неминуче короткий і неповний перелік праць по Еліаде.

Аллен, Д. (1978). Структура та творчість у релігії: Герменевтика в феноменології Мірча Еліаде та нові напрямки, Гаага, Мутон. (Цікаве філософське дослідження філософських поглядів Еліаде, яке, ймовірно, занадто підкреслює методологію Еліаде в якості феноменології.)

—— та Деніс Доінг (1980). Мірча Еліаде. Анотована бібліографія. Нью-Йорк та Лондон: Garland. (Відмінна поліглот-бібліографія, хоча остаточну посмертну бібліографію готують М. Л. Рікеттс та М. Хандока.)

Бабуц, Нікола (2014). Мірча Еліаде: Міф, релігія та історія. Transaction Publishers, Нью-Брансвік: Нью-Джерсі. (Багато румунських авторів схильні бути упередженими на користь Еліаде, але це, мабуть, про дещо свідчить, враховуючи їх доступ до румунських джерел.)

Бейрд, Р. Д. (1971). Феноменологічне пізнання: Мірча Еліаде, в Творенні понять та історіі релігії. Гаага: Мутон, 74-91. (Критика Еліаде як виправдання необґрунтованих онтологічних припущень та нормативних суджень, які, однак, повинні бути перевірені ретельним читанням першоджерел.)

Кейв, Дж. Д. (1992). Погляд Мірча Еліаде на новий гуманізм, Оксфорд: Oxford University Press, 1992. (Прийнятна інтерпретація праці Еліаде з точки зору гуманізму, який був одним із головних інтересів Еліаде.)

Дадлі, Г., III (1977). Релігія на лаві підсудних; Мірча Еліаде та його критика. Філадельфія, штат Пенсільванія: Temple University. (Ця придатна до читання і в широкому розумінні поверхнева робота переосмислює погляди Еліаде з точки зору програми досліджень історії релігії.)

Дворшак, Франциск Іон (2004). Захист Мірча Еліаде: Нариси та полеміка. Criterion Publishing, Norcross: GA. (Див. коментар до Бабуц, вище.)

Дюбюссон, Даніель (2005). Самозванці та псевдонаука: L’Oeuvre de Mircea Eliade. Presses Universitaires de Septentrion, Villeneuve. (Полемічний намір Дубюссона зрозумілий з назви.)

Глігор, Міхаела, ред. (2012). Мірча Еліаде: Між історією релігії та провалом історії. Presa Universitară Clujeană, Клуж-Напока. (Захисник Еліаде, чиї аргументовані аргументи заслуговують на увагу. Антологія включає нариси Анрі Пернета, Мака Лінскотта Рікеттса та Лівіу Бордаса.)

—— і Мак Лінскотт Рікеттс, під ред. (2005). Зустрічі з Мірча Еліаде. Casa Cărții de Stiință, Клуж-Напока. (Ріккетс випадково називається непоміркованим прихильником Еліаде, але лише тими, хто не читає його твір так уважно, як він читав першоджерела. Ця антологія містить 20 коротких нарисів авторів і серед багатьох інших це Мартін Марті, Фред Клоті, Ненсі Фолк, Чарльз Лонг.)

Хандока, Мірча (1997). Мірча Еліаде: Біобібліографія. Editura Jurnalul Literar, București. (Незамінний ресурс у трьох томах, що є найближчою спробою на сьогодні вичерпної бібліографії публікацій Еліаде.)

—— ред. (2009). Mircea Eliade și corespondenții săi. Criterion Publishing, Norcross: GA. (П’ять томів листування Еліаде різними мовами.)

Ідель, Моше (2014). Мірча Еліаде: Від магії до міфу. Пітер Ланг, Нью-Йорк та ін. (Вдумлива книга ізраїльтянина румунського походження, який дуже критично ставиться до помилок Еліаде, але не виявляє значних прикладів особливої провини з боку Еліаде.)

Ідінопулос, Т.А. та Йонан, Е. (під ред.) (1994). Релігія та редукціонізм: нариси про Еліаде, Сегала та виклик соціальних наук щодо вивчення релігії. Leiden: E. J. Brill. (Різноманітні нетривіальні статті про статус Еліаде та наслідки для вивчення релігії. Особливий інтерес викликає До того як “Священне” стало теологічним: перечитування спадщини Дюркгейма, авторства Вільяма Падена.)

Лайнель-Лавастін, Александра (2002). Cioran, Eliade, Ionesco: L’Oubli du Fascisme. Presses Universitaires de France,, Париж. (Вкрай критичний аналіз провини Еліаде [та  Ежена Іонеску] за їхню причетність до фашизму, який піддається гострій критиці.)

Олсон, К. (1992). Теологія та філософія Еліаде, Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 1992. (Загальний і читабельний розгляд поглядів Еліаде.)

Паращівєску, Міхаела (2015). Читання Мірча Еліаде в Америці. Institutul European, Iași. (Уважний розгляд прийняття Еліаде в Америці.)

П’єр, Жак (1989). Mircea Eliade: Le Jour et La Nuit, entre la litérature et la science. Видання Hurtubise, Québec. (Французько-канадський розгляд роботи Еліаде до того, як в дискусії почало домінувати політичне питання.)

Ренні, Б. (1996). Реконструкція Еліаде: надання релігії сенсу. Олбані, Нью-Йорк: State University of New York Press. (Ретельна експлікація роботи Еліаде, яка передбачає наявність внутрішньої узгодженості, що доступна для розкриття критиком.)

Рікеттс, М.Л. (1988). Мірча Еліаде: Румунське коріння. Т. I і II. Нью-Йорк: Columbia University Press. (Масштабне і ретельне дослідження життя, філософських поглядів та роботи Еліаде до 1945 року.)

Сіміон, Юджин (2001). Мірча Еліаде: Дух амплітуди. Columbia University Press, Нью-Йорк. (Розгляд Еліаде в якості романіста.)

—— (2004). Мірча Еліаде: Романсьє. Oxus, Париж. (Розгляд Еліаде у ролі романіста.)

Спінето, Натале (2006). Mircea Eliade Storico delle Religioni. Morcelliana, Брешіа. (В широкому розумінні поверхневий італійський розгляд внеску Еліаде в історію релігій.)

Стренськи, І. (1989). Мірча Еліаде. У Чотирьох теоріях міфу в історії ХХ століття. Лондон: Macmillan. (Одна з найбільш ранніх критик, зосереджена на розгляді політичного фону Еліаде, і є спробою простежити вплив цього фону в його теоретичних конструктах.)

Куркану, Флоран (2003). Мірча Еліаде: Prisonnier de l’Histoire. La Découverte, Париж. (Одна із найбільш ретельних аналітичних праць по Еліаде, а також аналіз його знаковості.)

Для більш сучасних досліджень дивіться поточні дослідження Брайана Ренні.

 

Будда

Оригинал доступен на сайте southasia.ucla.edu

В шестом веке до нашей эры на севере Индии находилось с дюжину или более королевств и олигархий, в том числе и королевство Койсала, которое в Рамаяне когда-то описывалось как находящееся под управлением Дашаратхи и его сына Рамы, столица которого находилась в Айодхье. У племени сакья, которое управляло Койсалой в шестом веке, была своя столица в Шравасти в предгорьях Гималаев, и именно в близлежащем Лумбини (в настоящее время находится в Непале) Сиддхартха Гаутама родился в или около 563 г. до н.э. в ночь полнолуния. Предполагается, что его рождение, как и рождение Христа, было удивительным, и мудрец Асита объявил, что мальчик станет величайшим государем всех времен или великой личностью, что отреклась, учителем человечества. Тревожась о том, чтобы Сиддхартха не начал вести жизнь святого, его отец и тетя, на попечение которых он был оставлен в младенчестве после смерти своей матери, пытались скрыть от Сиддхарты реалии жизни. В юности Сиддхартха был женат на Яшодхаре, которая вскоре родила ему сына.

В своем стремлении к «истине» Сиддхартха занимался учениями различных мудрецов и практиковал аскезы, которые советовали эти духовные учителя. Слабый от голода и боли, причиненной его телу, Сиддхартха пришел к выводу, что чрезмерные лишения и воздействие боли на тело никоим образом не приблизят его к самореализации. Проходя под деревом бодхи в Сарнатхе, недалеко от современного Бенареса, он решил посидеть и помедитировать, пока не достиг просветления. Хотя мимо него проносились видения изобилия, власти, богатой пищи и сексуального удовлетворения, Сиддхартха оставался невозмутимым относительно всех этих отклонений от пути. Именно тогда он стал представителем определенного набора учений, далее известного как «Четыре Благородных Истины», а именно: все существование — это страдание (духа); причина страдания — невежество (авидья) или желание; если существует страдание, то есть от него и излечение; а излечение от страдания заключается в восьмеричном пути правильных убеждений, правильной речи, правильного поведения, правильного образа жизни, правильных усилий, правильного мышления, правильной медитации и правильных стремлений. Однажды, решив, что ему следует увидеть мир, Сиддхартха приказал колеснице вывезти его, чтобы понаблюдать за жизнью, которую ведут его подданные. Там он впервые столкнулся со стариком, согнутым годами и пришел к пониманию того, что с годами сила человека идет на спад. В последующих поездках он увидел больного, и это привело его к осознанию болезней и, в конце концов, он увидел труп, что привело к неизбежному выводу о том, что никто не в состоянии избежать смерти. По возвращении во дворец Сиддхартха решил найти причину скорби, от которой страдают люди, а также способ положить скорби конец. Однажды ночью, в сопровождении только своего верного слуги Чанны, он вышел из дворца; затем, отправив Чанну обратно в Капилавасту со своими украшениями, Сиддхарта остриг волосы и принял жизнь в нищете.

Сиддхартха, или Будда, «Просветленный», как он стал известен, читал свою первую проповедь в Оленьем парке в Сарнатхе в 527 году (или около того) до нашей эры. Самые первые ученики, которые у него появились, стали членами буддийской сангхи или ассоциации, и постепенно его слава распространилась. Говорится, что Кашьяпа, известный мудрец-брамин, после встречи с Буддой осознал бесполезность поклонения огню (агни), и точно так же Будда смог убедить царя Бимбисару, который станет его покровителем, что принесение в жертву невинных животных не может быть истолковано как привлечение заслуг или счастья в чью-то жизнь. Будда стал великим представителем ахимсы или ненасилия, но он решительно отказывался от того, что обладает какой-либо чудотворной силой. Один из самых известных эпизодов в жизни Будды рассказывает о том, как после того, как слава о нем распространилась, однажды одна женщина пришла к нему со своим мертвым ребенком и попросила его вернуть того к жизни. Утешая ее, Будда попросил ее принести ему несколько горчичных зерен из любого дома, где не случалось смерти; и хотя она ходила от двери к двери, этой женщине пришлось вернуться к Будде с новостью о том, что она не смогла найти ни одного такого дома. Это было великим учением Будды: все, что рождено — должно умереть, и нет ничего постоянного, кроме горя; и чтобы освободиться от этой печали, нужно освободиться от самого желания. Говорят, что последние слова Будды, если перефразировать, были следующими: «Старение — это дхарма всех сложных вещей».

В течение многих лет, хотя его отец и пытался вернуть ему царство, от которого он отказался, Будда не мог поддаться искушению отказаться от своего призвания; в конце концов его собственный сын Рахула стал его учеником. Устные источники говорят о том, как какие-то люди сговорились, чтобы убить его: на него был сброшен огромный валун и некоторые ученики собрались вокруг него, но говорят, что валун раскололся надвое, а куски упали по обе стороны от Будды. На пути Будды выпустили дикого слона, и хотя тот повсюду вызывал хаос, у ног Будды он стал на колени. Будда дожил до восьмидесяти лет, когда он, как это сказано, достиг маханирваны, или абсолютного духовного освобождения. Менее чем через два столетия после его смерти его учения распространились не только в Индии, но и на большей части Азии. Император Ашока, основавший величайшую империю Индии, которая была на слуху до появления моголов в шестнадцатом веке, сам обратился в буддизм. Некоторые люди связывают учения Будды с чрезмерным интеллектуализмом и агностицизмом; другие утверждают, что буддизм является формой квиетизма [для более подробной информации см. Буддизм]. Однако, если посмотреть на последующую историю буддизма, то становится ясно, что учения Будды составляют одну из выдающихся глав в духовной и интеллектуальной истории человечества.

История движения за гражданские права. Исторический контекст

Оригинал доступен на сайте www.crmvet.org

Движение за гражданские права в 1950-х и 1960-х годах было лишь одним из эпизодов длительной борьбы чернокожих американцев за права человека в этой стране, и оно стало следствием всего того, что случилось ранее.

1619-1860 Рабство

Африканцы порабощены и привезены в Америку.

Беглые рабы присоединяются к индейским племенам, сражающимся за то, чтобы спасти свою землю.

История изобилует восстаниями рабов как до, так и после американской революции.

Некоторые чернокожие рабы сражаются на юге на стороне Британии в обмен на обещания свободы.

Некоторые «свободные» негры на Севере сражаются на стороне революции в ожидании того, что рабство в новой нации будет отменено.

После революции рабство не отменяется, а скорее даже закрепляется в Конституции.

Продажа и  покупка африканцев в рабство официально запрещены, но тайно продолжают существовать.

На Севере формируется политическое движение против рабства.

Подземная железная дорога помогает рабам бежать в свободные штаты и Канаду.

1860-1865 Гражданская война

Опасаясь того, что Линкольн запретит рабство, 11 южных штатов пытаются отделиться от Союза, чтобы сохранить рабство в качестве «южного образа жизни».

Решив сохранить союз, северяне противостоят южному восстанию. Многие полны решимости победить рабство, прочие сражаются за то, чтобы защитить экономические интересы, так как выход из союза им угрожает.

180 000 негров Севера и освобожденных рабов присоединяются к армии Союза.

Негры служат в отдельных отрядах с белыми офицерами и за меньшее жалованье.

В 1863 Линкольн подписывает Прокламацию об освобождении рабов, которая положила конец рабству (в конечном итоге).

600 000 союзных солдат убиты или ранены в борьбе, чтобы сохранить союз и победить рабство (в армии Союза большая часть жертв приходится на чернокожих, а не на белых солдат, в основном из-за расизма белых офицеров). В своих попытках сохранить систему рабства убиты или ранены 500 000 конфедератов.

1866-1877 Период реконструкции

Реконструкция обещает землю («сорок акров и мула»), образование и свободу бывшим рабам.

Большое количество негров регистрируется для голосования, и многие избираются на должность.

Обещания реконструкции в сфере экономики и образования остаются в основном невыполненными.

Система разделения урожая заменяет на аграрном Юге систему рабовладельческого хозяйства.

Так называемый «Компромисс 1877 года», в котором белые республиканцы заключают сделку с белыми демократами, чтобы дезертировать и лишать власти черных, снимая федеральную защиту с гражданских прав негров, завершая эру Реконструкции.

1877-1900 Период после реконструкции и Джим Кроу

Неграм Юга принудительно возвращается статус, близкий к рабству, существовавшему до гражданской войны:

Возобновление террора Ку-клукс-клана.

Неграм отказано в праве голоса.

Устранение избранных чернокожих государственных чиновников.

Массовая кража земель, принадлежащих чернокожим, и разрушение предприятий и городов чернокожих.

Сегрегационная система законов и обычаев, введенная на всей территории Юга и Среднего Запада.

Плесси против Фергюсона утверждает в качестве правовой основы сегрегации «раздельные, но равные».

Орден Рыцарей Труда, изначально союз, поддерживающий интеграцию, отказывается от своих чернокожих членов.

Условия для латиноамериканцев, живущих на территории, завоеванной у Мексики в ходе войны 1948 года, отражают условия жизни чернокожих на юге и Среднем Западе.

У.Э.Б. Дюбуа и другие выпускают Ниагарское заявление и в 1909 году основывают NAACP.

Организация “Индустриальные рабочие мира” (IWW) создает активные, интегрированные, промышленные союзы, но в конечном итоге разрушается под действием правительственных репрессий.

Популистский альянс черных и белых разрушен белым расизмом, существовавшем внутри организации (1880-1896).

1900-19?? Северная миграция

Массовая миграция негров с аграрного Юга на территорию городского/промышленного Севера.

Промышленная работа в городе спланирована в основном на основе сегрегационных законов Джима Кроу.

Возобновление «ремесленных» союзов Американской федерации труда (AFL), которые (за некоторыми исключениями) действуют только для белых.

Во время Первой мировой войны 350 000 негров служат в сегрегированных подразделениях (с белыми офицерами).

Усиленный ККК с юга распространяется на север и средний запад.

«Расовые беспорядки» после Первой мировой войны, когда группы белых яростно нападают и притесняют местное черное население.

Маркус Гарви, Движение «Назад в Африку» и рост национализма чернокожих.

Возобновление Гарлемского Ренессанса, расцвет искусств и культуры чернокожих.

1929-1941 Депрессия и «Новый курс»

Крах индустриальной и аграрной экономики. Черных увольняют в первую очередь или не нанимают вообще. Массовая безработица и голодные времена.

Восстание промышленных союзов (CIO), некоторые из которых интегрированы, а некоторые из которых активно борются с расизмом.

Но многие профсоюзы не поддерживают интеграцию и не борются с расизмом.

«Новый курс» ФРГ многим дает надежду и рабочие места.

Но большинство агентств и программ «Нового курса» скорее поддерживают сегрегацию, чем противостоят ей.

NAACP и чернокожие ветераны Первой мировой войны борются с дискриминацией негров, которая есть в программах «Нового курса».

В Белом доме «голосом совести» против дискриминации выступает Элеонора Рузвельт.

Вторая мировая и послевоенная эпоха

Чернокожие солдаты сражаются в сегрегированных войсках.

Отряды, состоящие сплошь из негров (в большинстве из них — белые офицеры), действуют героически, несмотря на систематическую дискриминацию в службе.

Чернокожих героев войны в основном игнорируют в плане присвоения званий и медалей.

А. Филипп Рэндольф угрожает, что пойдет Маршем на Вашингтон, чтобы вынудить президента Рузвельта издать распоряжение, обеспечивающее равные возможности в сфере занятости в военной отрасли.

Основан Конгресс расового равенства (CORE) как ненасильственная организация мгновенного действия.

Нехватка рабочей силы в северной и западной военной промышленности увеличивает миграцию черных с юга страны.

Новые и расширенные Сообщества чернокожих развиваются в городах на Западном побережье.

Чернокожие солдаты испытывают большее расовое равенство и признание в Европе, чем дома.

Возвращающиеся ветеринары организовывают дома борьбу за расовое равенство.

В ответ на низкую планку, установленную в защите гражданских прав и принятую конвенцией Демократической партии, южные демократы («диксикраты») сбежали из партии в 1948 году, чтобы поддержать кандидата в президенты Строма Термонда, поддерживающего сегрегацию.

В контексте принятия первого в Америке проекта «мирного времени» (Глобальные военные учения) президент Трумэн издает Распоряжение 9981 об интеграции вооруженных сил.

В ключевых северных штатах чернокожие избиратели обеспечивают победу Трумэна, разбив Диксикрата и усилия республиканцев, направленные против Трумэна.

Цели законодательной деятельности:

  •      Создать постоянный Комитет по справедливой практике занятости (FEPC)
  •      Поставить линчевание вне закона
  •      Положить конец подушному налогу
  • провалились в Конгрессе благодаря коалиции южных демократов и северных республиканцев.

Холодная война и национальное освобождение

«Красная угроза» — инакомыслие рассматривается как измена.

Репрессии и нападения на трудовые, гражданские, международные и мирные организации.

На юге интегрированные группы и ассоциации по определению считаются «коммунистическими».

8 из 10 «Красных» (интегрированных) профсоюзов уничтожены вследствие преследования со стороны правительства и нанесение консервативными «лидерами труда» ответного удара.

Антиколониальная, антирасистская борьба в Африке и Азии вдохновляет чернокожих студентов и интеллектуалов.

Послевоенный экономический бум и создание рабочих мест на севере страны стимулируют миграцию чернокожих с юга на север и запад.

Закон об образовании солдат значительно расширяет образовательные возможности для чернокожих ветеранов.

Новостным сюжетам о расизме, направленном против чернокожих американцев — в частности картинка по ТВ — во всем мире уделяют большое внимание, в ущерб сюжетам о курсе внешней политики Холодной войны правительства США и международной неоколониальной политике.

© Брюс Хартфорд

Webspinner: [email protected]

 

Маркс о «моральном износе» и рабочем дне

(Глава 15, «Капитал», I1)
Аллин Коттрелл, осень 2000
Оригинал доступен на сайте ricardo.ecn.wfu.edu

1 Введение

В 15 главе «Капитала» (Том. 1) — «Машиностроение и крупная промышленность» — Маркс предлагает грамотное описание того, как влияет на рабочий класс переход к механизации и крупной промышленности в условиях капитализма. Он складывает в одну картину множество технических деталей, связанных с производственными процессами, и опирается на тщательную открытую документацию фабрично-заводских инспекторов, подавая этот материал одновременно в теоретическом, историческом и моральном контексте. Он демонстрирует свою обознанность в огромном количестве литературы на тему политической экономии, посвященной данному вопросу, и большую часть которой он отвергает как апологетическую.

Главная тема, рассматриваемая в главе, заявлена в самом начале:

Джон Стюарт Милль в своих «Принципах политической экономии» говорит: «Сомнительно, чтобы все сделанные до сих пор механические изобретения облегчили труд хотя бы одного человеческого существа». Это, однако, никоим образом не является целью применения машин при капитализме … Машина является средством для создания прибавочной стоимости (стр. 492).

Хотя можно наивно полагать, что облегчающие труд машины могут реально облегчить труд в плане облегчения изнуряющего труда рабочего, Маркс продолжает утверждать, что, согласно жестокой иронии, введение машин обычно дает капиталисту как возможность, так и стимул продлить, а также интенсифицировать рабочий день.

Главный аргумент Маркса на этот счет убедителен и, я считаю, обоснован. Я сосредоточусь здесь на одном конкретном моменте, который я считаю сомнительным. Позвольте прояснить: я не расцениваю рассмотрение этого конкретного аспекта в качестве наступления на все идеи Маркса.

2 Изложение

Этот вопрос поднимается в разделе 3, часть (б) главы, «Удлинение рабочего дня». Упомянув о физическом износе основного оборудования с течением времени, Маркс говорит:

Но, кроме материального износа, машина подвергается, так сказать, и моральному износу. Она утрачивает меновую стоимость, по мере того как машины такой же конструкции начинают воспроизводиться дешевле или лучшие машины вступают с ней в конкуренцию. В обоих случаях, как бы ещё нова и жизнеспособна ни была машина, её стоимость определяется уже не тем рабочим временем, которое фактически овеществлено в ней, а тем, которое необходимо теперь для воспроизводства её самой или для воспроизводства лучшей машины. Поэтому она более или менее утрачивает свою стоимость (стр. 528).

Такой «моральный износ» грозит капиталисту потерями в плане капитала. Он может приобрести дорогостоящий новый образец производственного оборудования, но обнаружит, что вскоре после этого его стоимость резко снижается за счет каких-то дальнейших инноваций.

Если проигнорировать моральный износ, то можно думать о части основного капитала как о постепенной передаче его первоначальной стоимости продукту в течение его обычного срока службы. Так, к примеру, стоимость машины может составлять 10 000 долларов США, а срок ее службы — пять лет: в таком случае можно считать, что она передает продукту 2000 долларов США каждый год (через пять лет она станет бесполезным ломом).

Моральный износ грозит досрочным прекращением данного процесса. В крайнем случае, машина может стать бесполезной еще до истечения пяти лет ее «физического» срока службы. Такое может случиться, если на арене появится более совершенная машина, способная производить определенный продукт с общей стоимостью ниже тех общих затрат, что идут на его производство при использовании старой машины, и если стоимость, которая обусловлена новой машиной, устанавливает рыночную цену (здесь я использую «стандарт», а не марксистскую терминологию для определения стоимости). Если не брать во внимание такую крайность, владелец старой машины все еще может терпеть убытки. Старая машина все-равно обесценивается, даже если ее цена и не падает сразу к отметке «ноль».

Тогда Маркс делает вывод: «Чем короче период, в течение которого воспроизводится вся её [машины] стоимость, тем меньше опасность морального износа, а чем длиннее рабочий день, тем короче этот период» (стр. 528). Другими словами, капиталист в состоянии уменьшить свою подверженность риску морального износа, если он может «израсходовать» свою машину (заставить ее полностью перенести свою стоимость в продукт) быстрее. Чтобы побыстрее использовать машину, можно использовать ее больше часов в день, то есть продлить рабочий день.

Маркс говорит, что этот «особый побудительный мотив» для продления рабочего дня наиболее остро чувствуется в «первые дни жизни машины», когда она наиболее уязвима к конкуренции со стороны кучи связанных с ней инноваций, что часто сопровождается рождением новой технологии.

3 Комментарий

Тот момент в суждении Маркса, в котором я не уверен — это его утверждение о том, что моральный износ дает «особый побудительный мотив» для удлинения рабочего дня, — то есть стимул, который не присутствовал даже при отсутствии морального износа.

Предположим, что капиталист инвестирует в основной капитал сумма которого K и который при отсутствии морального износа будет длиться n лет и каждый год будет передаст Cd = 1/n своей стоимости продукту, если будет в обороте по 12 часов в день. Предположим, что эксплуатация оборудования в таком темпе включает в себя наем рабочей силы с ежегодным расчетом заработной платы (переменный капитал) V и подготовку материалов на сумму в Cm в год. Пусть норма прибавочной стоимости будет 100 процентов. Предположим, что капиталист выплачивает задолженность по заработной плате (исходя из стоимости проданного продукта) и получает свои материалы в кредит, так что его общий капитал составляет всего K.

С такими предпосылками годовая стоимость продукции —

C + V + S = Cd + Cm + V + S = K/n + Cm + 2V

в то время как «себестоимость»

C + V = K/n + Cm + V

Предполагая, что продукт продан согласно его стоимости, капиталист получает ежегодную прибыль S = V и на своем основном капитале получает прибыль V/K. Так продолжается в течение n лет, в конце которых капиталист получает назад свой капитал K, готов купить новое оборудование, плюс прибыль.

Это контрольный показатель. Теперь предположим, что капиталист переводит свой завод на круглосуточную работу. Что происходит в таком случае?

Что касается основного капитала, давайте предположим, что такие перемены просто означают, что он изнашивается в два раза быстрее. Это продолжается n/2 года и передается продукту в размере 2K/n в год.

Что касается материалов и затрат на рабочую силу, то самым очевидным предположением было бы то, что все увеличивается пропорционально: при переходе на 24-часовую эксплуатацию капиталист платит вдвое больше заработной платы и удваивает расходы на удвоенное количества труда и материалов, и создает вдвое больше продукции. Норма прибавочной стоимости остается на уровне 100 процентов. Сейчас мы разберемся с этим, но также кратко рассмотрим и альтернативные сценарии.

В данном случае годовой объем производства становится

Cd + 2Cm + 2V + 2S = 2K/n + 2Cm + 4V

при «себестоимости»

2K/n + 2Cm + 2V

Прибыль составляет 2V, а годовая норма прибыли на основной капитал теперь составляет 2V/K, что вдвое больше, чем в случае с контрольными показателями. Так будет только в течение n/2 лет, но это не имеет значения. К капиталисту все так же возвращается его K, готовый снова пойти в ход (для сравнения: для меня не должно быть разницы между пятилетней облигацией, дающей мне 100 долларов в год и обладающей выкупной стоимостью в 1000 долларов, и десятилетней облигацией, платящей 100 долларов в год с той же выкупной стоимостью, если у меня нет причин ожидать изменения процентных ставок).

Таким образом, в соответствии с указанными суждениями, упрощающими дело, у капиталиста есть понятный стимул эксплуатировать свой основной капитал максимально возможное количество часов в день, даже если предположить, что угрозы морального износа нет.

А как бы все изменилось, если бы мы попытались посмотреть на это немного объективней? Остановимся на вышеизложенных предположениях относительно амортизации основного капитала, но отбросим предположение, что относительно труда и материалов «все просто соизмеримо увеличивается». Если капиталист хочет увеличить время работы своей фабрики с 12 до 24 часов, то ему придется применить кое-что из следующего:

  1. Заставить или склонить рабочую силу, которая у него есть, работать дольше.
  2. Ввести систему работы по сменам.

Капиталист получает увеличение нормы прибавочной стоимости в той степени, в которой ему удается получить больше рабочей силы из своей существующей рабочей силы за ту же ежедневную заработную плату, и, следовательно, увеличение нормы прибыли будет больше, чем указано выше. Если, с другой стороны, почасовая заработная плата остается прежней, то в первом приближении размер прибавочной стоимости остается постоянным (как предполагалось выше). Но возможно, что продление рабочего дня рядового рабочего приводит капиталиста к уменьшению прибыли (истощенные рабочие не могут производить в час столько же, как и в более короткий рабочий день). В таком случае норма прибавочной стоимости падает, и увеличение размера прибыли будет меньше, чем указано выше.

При посменной работе нужно ли капиталисту предлагать более высокую почасовую оплату рабочим второй смены? Если так, то норма прибавочной стоимости падает (в общей сложности), и опять же увеличение размера прибыли, продемонстрированное выше, — это громко сказано.

Следует упомянуть еще одно соображение. Все это работает при условии, что капиталист может продать столько продукции, сколько он хочет, по цене, соответствующей ее стоимости. Кроме того, посменное производство не имеет значения (продукция, произведенная посреди ночи, «так же хороша», как и та, что произведена днем). Эти условия не обязательно соблюдаются. Что если фирма очень велика по отношению к рынку, так что удвоение ее производства приведет к снижению рыночной цены? Что, если она производит скоропортящиеся товары для рынка, работающего только днем? Но я думаю, это ясно, что Маркс имеет в виду конкурентоспособные промышленные фирмы, производящие товары длительного хранения для крупного рынка. В данном контексте, я говорю, что у капиталистов есть понятный стимул основывать производство на 24-часовой схеме, если а) они не сталкиваются с резко уменьшающейся отдачей труда, или (б) им приходится платить гораздо более высокую заработную плату за сменную работу в той степени, в которой стоимость рабочей силы и материалов на единицу продукции превышает рыночную цену продукта в общей сложности за рабочий день.

Если данный анализ верен, то кажется, что моральный износ ничего больше и не прибавит к расчетам капиталиста. Принимая во внимание его тягу к прибавочной стоимости, он уже должен поставить производство на максимальное количество рабочих часов. Да, он хотел бы избежать угрозы морального износа, но это просто переопределит его способ действий, к которому он уже привык. Ограничение в плане продления рабочего дня является условием нулевой предельной прибыли, и этот предел определяется степенью убывающей отдачи от труда и характеристиками рынка сменной рабочей силы наряду с условиями рынка сбыта.

4 Итог

Хоть я и утверждаю, что обращение Маркса к моральному износу на самом деле не усиливает основной довод указанной главы «Капитала», я хотел бы прояснить один момент, который приближает меня к Марксу.

Я не говорю, что у капиталиста «всегда есть стимул сделать рабочий день как можно дольше» и точка; это само по себе подрывает то, как Маркс хочет подать моральный износ. Если мы возьмем дневную заработную плату как заданную, и если уменьшение выручки от рабочего времени фактически не приведет нас к отрицательной выручке, то очевидно, что у капиталистов есть стимул удлинить рабочий день. Маркс называет это абсолютной прибавочной стоимостью, и ему совершенно ясно, что капиталисты возьмут столько, сколько смогут.

Я говорю о том, что если основной капитал важен и если капиталисты делают расчет исходя из размера прибыли с основного капитала, то (при указанных условиях) у них будет стимул продлить рабочее время до максимума, даже если они должны платить за дополнительный труд по первоначальной ставке в час или несколько большем размере. Мое мнение не опирается ни на какое увеличение размера прибавочной стоимости, которая может быть достигнута за счет увеличения ежедневного рабочего времени: оно включает увеличение размера прибавочной стоимости, получаемого в год, в качестве процента к вложенному капиталу.

Другими словами, я не развеиваю то, что Маркс хочет сделать в главе 15 — очевидное общение того, что капиталисты будут взымать абсолютную прибавочную стоимость всякий раз, когда смогут ее получить. Я согласен с ним в том, что с «машиностроением и крупной промышленностью» — при растущем значении основного капитала и при увеличении процента экономики, представленной конкурентоспособными фирмами, производящими товары длительного пользования для крупных рынков, — существует увеличение прибавочной стоимости при круглосуточной работе. И у меня нет вопросов к его общему описанию влияния, которое оказывает на работников такое положение дел.

Чтобы поддержать точку зрения Маркса о том, что продлевать рабочий день капиталистов заставляет в большей мере угроза морального износа, нежели общая важность основного капитала и промышленного производства, которые ориентированы на крупные рынки (как объясняется выше), необходимо воспринимать капиталистов особым образом: не как строгих максимизаторов в плане прибыли, а как «удовлетворителей» (согласно терминологии Герберта Саймона). О них следует думать не как о таких, что преследуют максимальную прибыль при любых обстоятельствах, а как о таких, что ждут пинка от угрозы морального износа, прежде чем взять и предпринять то, что можно было сделать и ранее, чтобы еще раньше увеличить свою прибыль. Возможно, в такой характеристике капиталистов есть доля правды (по крайней мере, иногда и кое-где), но это не то, какими Маркс их обычно изображает.

Примечания:

1Ссылки на издание Penguin, перев. Бен Фоукс

Страница 1 из 2