EduTranslator

Научные работы со всего мира

EduTranslator

Рубрика: Наука

Почему не шесть дней?

Арнольд Ноймайер

Оригинал доступен на сайте mat.univie.ac.at/~neum/sciandf/eng/six

Бетти спросила меня,

Как вы объясняете то, что верблюд может пройти через игольное ушко, но при этом вы считаете, что Земля образовалась не за 6 дней?

Первая часть вопроса касается моего предыдущего замечания о том, что некоторые распространенные способы смягчения «оскорбительного высказывания» Иисуса «И еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие» (Матф. 19:24) становятся нелепыми, как только кто-то замечает, что ученики были настолько потрясены этим утверждением, что спросили: «Так кто же может спастись?» (Матф. 19:25). Из ответа Иисуса ясно, что он хотел наиболее наглядно показать, что это невозможно без Божественного вмешательства.

Вторая половина вышеупомянутого вопроса, по всей видимости, гласит: ну что ж, если Бог может совершить даже невозможное, то почему он не должен был создать мир точно так, как описано в Книге Бытия 1?

Для меня Библия не является истиной сама по себе. Как советует апостол Павел в отношении какого-либо откровения: «Все испытывайте, хорошего держитесь» (1-е Фес. 5:21), так же я отношусь к Библии. И я научился читать это так, чтобы обнаружение истины не заставляло меня впадать в догму. «Царство Божие не в словах, а в силе» (1-е Кор. 4:20, мой парафраз).

Единственное непогрешимое слово Божье — это живое слово, о котором говорится в 1-ое Иоанна; написанное слово — это Божье слово в глиняных сосудах (2-е Кор. 4: 7), «полезное для научения, обличения, исправления и наставления в праведности» (2-е Тим. 3:16), и последнее доказывает, что оно ниспослано Богом, богодухновенно. Оно сообщается нам через людей, руководимых духом, но все еще подвластных человеческим ограничениям.

В последний день ни у кого не будут спрашивать, заняло создание шесть дней или же миллионы лет. Но с нас спросят, если — требуя, чтобы другие пожертвовали своей любовью к истине, ради бесплодного «знания» (Тит. 3: 9), — мы закрыли дверь для тех, кто хотел войти (Луки 11: 52). Мы несем ответственность за то, что показываем ученым путь к Христу, который уважает их силу и повелевает им служить Господу (Иер. 9: 23-24).

Моисей, человек, которого старая традиция считает автором Книги Бытия, согласно традиции также является автором одного псалма, а именно Псалма 90. Он справедливо начинает свой псалом с творения (Пс. 90: 2) и таким же образом упоминает то, насколько незначительны для Бога человеческое мерило времени (Пс. 90: 4). Чтобы наглядно показать, насколько понятие Бога о времени несоизмеримо с нашим понятием о времени, он приравнивает длительные эпохи к двум несхожим с ними коротким временным интервалам.

Если Моисей так содержателен в своей интерпретации времени, почему мы должны быть такими ограниченными?

Богу же все возможно (Матф. 19:26). Он поспособствовал тому, что многие люди «оцеживают комара и поглощают верблюда» (Матф. 23:24). Те, кто считает, что научными аргументами может отстоять идею творения, длившегося 6 раз по 24 часа, не замечают, сколько верблюдов поймали их здесь на удочку. Они, подобно людям, жившим во времена Иисуса, цепляются за догму и тем самым теряются в истине.

Конечно, возможно (т. е. не сверх сил Божьих), что земля была создана за 6 дней; но это очень маловероятно. Поскольку у нас есть так много научных данных из нескольких независимых источников (см., например, «Возраст Земли», http://www.talkorigins.org/faqs/faq-age-of-earth.html), на мой взгляд, очевидно, что данные 6 дней — это выражение фигуральное, хотя в библейском контексте это и ни к чему.

Как мы решаем, что понимать буквально, а что нет? Я думаю, что Римлянам 14 предлагает отличный способ для принятия решения:

Всякий поступай по удостоверению своего ума (Рим. 14: 5).

Тот, кто считает один из библейских стихов буквальным, делает это перед Господом, и тот, кто считает один из них стихотворным, делает это перед Господом, и оба благодарят Бога (ср. ст.6)

Так что Ты имеешь веру? Имей ее сам в себе, пред Богом. Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает (ст.22)

Так будем искать то, что служит миру и взаимному назиданию (ст.19)

Не разрушайте дела Божьи ради спора (ср. ст. 20)

Немощного в вере принимайте без споров о мнениях (ст.1)

Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его (ст.4)

В смирении считай других лучше, чем себя (Фил. 2: 3)

Трудность заключается в том, чтобы полностью обрести уверенность в собственном уме так, чтобы почитать Бога, и быть терпимым к другим, чья убежденность иная.

Обратите внимание, что мой парафраз стиха 6 — это не буквальный перевод, а подсказка, как применить Римлянам 14 к современному миру в контексте сегодняшнего дня. Это не логический вывод из письма Павла, а вид толкования: я заменил «ест» на «считает один из библейских стихов буквальным», а «не ест» на «считает один из них стихотворным» , Я считаю данную аналогию уместной ввиду общего подхода к спорным вопросам, который Павел здесь рекомендует (см. также совет Павла в Тит. 3: 9 относительно споров о библейских генеалогиях)

Одна только логика не воздает должное авторам Библии. Она говорит лишь об истинном или ложном, но ничего не говорит о хорошем или плохом, о красивом или безобразном, о полезном или бесполезном, о ценном или чепухе. В отличие от компьютеров, люди обладают не только логикой, но и целями, ценностями и чувствами. Достойная интерпретация все это принимает во внимание.

Как правило, ученые — это не глупые или упрямые люди, которые закрывают глаза на правду, потому что хотят защитить какую-то догму, ​​как то эволюция. Лучшим ученым (или, по крайней мере, большинству из них) присуще сильное  стремление познать Истину, и они отлично обучены проверять что-либо с помощью кольца правды (или лжи) на достоверность. Так как очень легко прийти к необоснованным выводам и ввести в заблуждение своими предвзятыми взглядами и интуицией, предпринимаются значительные меры предосторожности для того, чтобы свести к минимуму вероятность ошибки. Только то, что в течение достаточно длительного времени успешно проходит подобные меры предосторожности, считается заслуживающим доверия.

В частности, возраст Земли в несколько миллионов лет является результатом подобной тщательной проверки возможных способов формирования наших сведений о далеком прошлом. Определение возраста Земли в соответствии с датами, приведенными в Библии, заставит ученых, работающих в разных сферах (астрономии, геологии, археологии, биологии) изобрести слишком много специальных гипотез, чтобы привести все это в соответствие с прочими их научными знаниями, а это почти единодушно признается отличительной чертой несостоятельного утверждения.

Не все, что фигурирует в газетах или журналах как наука, является обдуманным и заслуживает называться научными данными. На это есть две причины. Во-первых, попытка сделать вещи понятными для всех, как правило, сильно разбавляет научные стандарты. Во-вторых, некоторые авторы смешивают науку со своей собственной философией и пытаются научить других, преподнося такую смесь под видом науки. Это злосчастное стремление вызвано уважением, которое научная истина заслужила благодаря своим высоким стандартам. Как материалисты, так и христиане склонны поддаваться этому искушению, и в обоих случаях ущерб наносится истине.

Людям, выступающим против эволюции, легко обличить то, что выглядит как противоречия и несоответствия, особенно если они смотрят в основном на изложения для мирян. Но это относится ко всему — в частности, люди, выступающие против христианства, находят множество противоречий в Библии, многие из которых при ближайшем рассмотрении необоснованны (если вам интересно, посмотрите онлайн-источники о библейских противоречиях и некоторых интерпретациях).

Дело в том, что как только вы начинаете более серьезно относиться к изучению Библии или эволюции, вы обнаруживаете, что успокаивающие представления, которые у вас были ранее, оказываются бездумными упрощениями, искажающими истину, и если вы являетесь непредубежденным человеком (и только тогда), то вы осознаете, что в Библии или в вопросе эволюции действительно истинно, и как интерпретировать, чтобы в них был смысл.

После этого вы поймете, что истина неделима, и что то, что является научным в отношении эволюции, можно совместить со здоровой верой, основанной на Библии, делая оба подхода в инструменты в могучих руках нашего Бога. В Его путеводных и заботливых руках то, что кажется случайностью, становится постоянной новизной, с помощью которого Он вплетает смысл в нашу жизнь. Бог заботится обо всем — большом и малом, и он объединяет противоборствующие силы в единое целое.

[см. также Авторитет Библии в научную эпоху (Ф. Эрл Фокс)]

«И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И произвела земля растительность».

(Быт. 1: 11-12)

«Небеса объявляют славу Божью; Небеса провозглашают работу рук Его. День за днем ​​они произносят речь; ночь за ночью они показывают знание. И нет речи или языка, где их голос не слышен. И голос их распространяется по всей земле, и слова их на краю света».

(Пс. 19: 1-4)

Арнольд Ноймайер ([email protected])

 

НАСТОЯЩАЯ НАУКА ЭТО НЕ НОВОСТИ

подготовлено для программы стипендий естественных наук
Морская Биологическая Лаборатория, Вудс Хоул (Массачусетс)
13 июня 1996 года
Генри Х. Бауэр, профессор химии и естествознания
Политехнический институт Виргинии и университет штата, Блэксбург, VA 24061-0247
[email protected]

Оригинал доступен по ссылке henryhbauer.homestead.com

Если с освещением науки в СМИ что-то и не так, так это то, что недавняя статья или извещение из лаборатории рассматривается как «наука». Но такая передовая «наука» не обладает той надежностью, которая соответствует высокому авторитету и статусу науки. Передовая «наука» все время эволюционирует и верить тому, что она сообщает в произвольный момент времени, может оказаться вредным для нашего здоровья (а также для нашего ума и наших бумажников).

Причиной воспринимать самые недавние новости в качестве науки, может быть то, что вы верите, будто наука достигла апогея и ее «научный метод» стопроцентно надежен. Но это не так. На самом деле «научный метод» ничего не объясняет касательно науки, не говоря уже о чем-либо интересном — не только о том, что передовая наука ненадежна, а классическая весьма надежна, но также и о том, что означала научная революция 17-го века, и почему величайшие ученые не совершают все полезные открытия, и почему ученые настолько сильно отличаются во многих отношениях, и о том, что такое псевдонаука, и как выдающиеся ученые на удивление часто скатываются в псевдонауку, и почему более быстрое исследование не обязательно является качественным, и почему для обоснованности науки столь важно соблюдение этических норм.

Вот что более всего не в порядке с освещением науки в СМИ, так это принятие недавних статей или извещений из лаборатории в качестве «науки».

Почти для всех «наука» является синонимом «надежности» и, может быть, даже «истинности». Если вы хотите предоставить доказательства того, что что-то является истинным, можете сказать: «тесты показали, что это действует»; но если вы хотите быть полностью уверены, что вам поверят, то стоило бы сказать: «научные тесты показали, что это действует».

Так получилось где-то в конце 19-го века из-за грандиозных достижений — к этому моменту их уже намного больше, конечно, — которые были приняты в качестве классической науки. Но почему эта «классика» настолько надежна? Потому что она постоянно проверялась, модифицировалась и улучшалась в течение достаточно долгого времени.

Последние новости из лаборатории — это иная наука. Это «передовая наука», и она не обладает существенной надежностью. Для тех, кто не является ученым, она, вероятно, столь же заслуживающая доверия и полезная, как и ежедневные опросы, по поводу того, кто из политиков победит в выборах через шесть месяцев: все изменится несчетное количество раз, прежде чем появится конечный результат.

Конечно, существует множество причин для публикации самых последних материалов. Это является «новостями» по определению. Первооткрывателям, их спонсорам и институтам очень нравится такое публиковать, и они очень стараются заставить вас так делать. Такие новости вызывают волнение и могут заинтересовать тех, кто не обратит внимания на что-то менее новое в научной сфере. Они продаются разными способами. Но все же я считаю, что делать так неправильно без добавления — не мелким шрифтом, а очень даже крупным — предостережения, что «это может нанести вред вашему здоровью».

Сколько раз за последние 20 лет, ну скажем, рекомендации по здоровому питанию были изменены, вытянуты шиворот-навыворот, поставлены с ног на голову, переиначены? К примеру, что маргарин лучше масла — нет, он хуже масла. Или, например, для здоровья лучше весить ниже нормы; нет, для здоровья лучше весить выше нормы; нет, лучше весить ниже нормы, НО не женщинам.

Когда я покидал больницу после операции по шунтированию, мне дали несколько листов ксерокопий с рекомендациями — и в некоторые из них были внесены изменения ручкой: даже на обратном пути от копировального аппарата, видимо, пришло известие, что моллюски полезны для уровня холестерина, а не наоборот.

А спустя несколько лет, после снижения уровня холестерина в крови с помощью строгой диеты, я прочитал, что низкий уровень холестерина может вызвать депрессию в пожилом возрасте; или, уже через пару лет этого, что низкий уровень холестерина может привести к насилию… (1).

За десять лет до моей операции по шунтированию у меня была одна сильно суженная коронарная артерия. Мне повезло, что я попал в Национальный институт здоровья на испытательную процедуру по ангиопластике: в суженную артерию вставляется спущенный шарик и там раздувается. Это куда лучше, чем операция на открытом сердце; на следующее утро после ангиопластики я почувствовал себя энергичнее, чем в течение длительного времени до нее. Но когда через десять лет у меня появились стенокардия, то ангиограмма показала, что отложения накапливались в точках разветвления всех коронарных артерий — отсюда необходимость в операции по пятикратному шунтированию. Через пару лет я прочитал, что обнаружили, что трение внутри артерий, как, например, при проведении ангиопластики, стимулирует позднее формирование накоплений. Я вспомнил, что моя суженная артерия находилась в особенно труднодоступном месте, и что хирург перепробовал все способы доставить шарик куда надо. Так что моя ангиопластика, вероятно, повлекла последующую операцию; ангиопластика оказалась не таким уж и преимуществом, какой казалась на первый взгляд (хотя я все равно радостно проходил бы каждый год ее, а не в шунтирование каждые десять лет).

Что-то подобное — постоянное развитие знаний и модификация методов лечения — может не иметь большого значения. Но сколько человек всерьез и весьма неоправданно обнадежились из-за рекламных объявлений о генной терапии, лечении рака, лекарственных препаратах от СПИДа?

Сколько было успешных испытаний в области генной терапии? Кто-нибудь в курсе?

В 1995 году «клинические испытания, проведенные за последние 5 лет, опубликовали весьма немногие результаты … [при том, что] в 106 экспериментах, одобренных RAC, участвует 567 пациентов. … Только небольшой их процент… направлен ​​на исправление дефектных генов»(2). «На данный момент клиническая эффективность не была четко продемонстрирована ни в одном протоколе, касающейся генной терапии…несмотря на неофициальные заявления об успешной терапии и несмотря на одобрение Национальным институтом здоровья исследования более 100 человек»(3).

Но сколько человек всерьез и весьма неоправданно обнадежились из-за «новостей» о «достижениях» в области генной терапии? Элиза Сегрейв написала: «Я с рвением пробежалась по первой половине книги Прорыв: Поиски гена рака молочной железы, передающегося по наследству… Она привлечет множество читателей, у которых, как и у меня, был рак молочной железы … [а также] жаждущих информации напуганных женщин, у матерей или сестер которых был рак молочной железы… Авторы делают вывод, что когда-нибудь лекарство от рака молочной железы, передающегося по наследству, будет найдено с помощью генной терапии. Но, пока это не произойдет, «прорыв» в названии остается лишь академическим. Поскольку поиск лечения растягивается на неопределенное время, я не буду единственной, кто чувствует себя немного разочарованной»(4).

Я думаю, что это является серьезным последствием того, что люди воспринимают последние известия в качестве «науки», что они соблазняются стать морскими свинками почти без шансов — если таковые вообще есть — для личной пользы. За последние несколько лет в моей округе было несколько попыток собрать деньги для людей на пересадку костного мозга. Нам, однако, не сказали, что «при пересадке костного мозга, даже если доноры и реципиенты подходят по иммунологическим параметрам, риск развития серьезной или смертельной иммунной реакции… составляет 40%»(5).

На мой взгляд, общественность должна быть извещена — заслуживает быть извещенной — о взвешенной, содержательной точке зрения касательно новомодных авантюр. Вот еще несколько случаев, когда взвешенность (или явный скептицизм) была бы оправдана:

  • Обнаружены гены, объясняющие «или значительно влияющие на» алкоголизм, гомосексуализм, маниакальную депрессию, «поиск чего-то нового», просмотр ТВ и разводы
  • «До 3000 человек… вероятно, умерло преждевременно, прежде чем судебные разбирательства по всей стране обнаружили, что два препарата, предназначенные для предотвращения нерегулярных сердечных сокращений, в действительности могут вызвать сердечные приступы у конкретных типов пациентов…. энкаинид и фленкаинид»(6)
  • Левши умирают раньше — упс, нет, статистика сплоховала(7)
  • Антисенсовые технологии — Молекула года по мнению Science в 1992 году; неожиданные проблемы при попытках использовать их для терапии рака, СПИДа и прочих заболеваний; они действуют не так, как предполагалось(8)
  • Комплексное использование 3 препаратов против СПИДа в конце концов оказалось неэффективным (9)
  • «Лечение» эпилепсии магнитными полями(10)

Конечно, вы можете обоснованно утверждать, что медицина — не наука, или что это ужасно сложные вопросы, а также, что в более простых случаях, скажем, в физике, не наблюдается этих постоянных перетасовок и изменений в плане новых открытий. Но они наблюдаются. Сколько раз за последние, скажем, 20 лет, мы читали, что  были обнаружены первые планеты вне Солнечной системы? Сколько раз это открытие было подтверждено? И, кстати, сколько раз СМИ сопровождали первое заявление соответствующим опровержением?

Вы помните о:

⇒ невероятной легкости гироскопов(11);

⇒ тяжелых нейтрино (около 17 кэВ), наблюдаемых четырьмя независимыми группами с марта 1991 по август 1992(12)

⇒ великом астрономическом «открытии», оказавшемся телевизионными помехами(13)

По-моему, фундаментальная причина принятия последних достижений в качестве «науки» заключается в широко распространенном убеждении, что наука — это то, что совершается путем научного метода; что данный метод гарантирует надежность; что ученые используют указанный метод, и, следовательно, то, чего они добиваются, является изначально достоверным.

Этот метод выглядит примерно так:

  1. Создайте гипотезу; то есть выскажите предположение касательно чего-то, что еще не известно.
  2. Придумайте эксперименты или наблюдения, проверяющие данную гипотезу.
  3. Совершите наблюдения или эксперимент.
  4. Если результаты согласуются с гипотезой, то убеждение, которое привело к гипотезе, подтверждается; она становится признанной научной теорией. Если результаты идут вразрез, то гипотеза опровергается и проверяется другая гипотеза.

Теперь, надо полагать, вы узнали или узнаете, что правильно провести эксперименты или наблюдения не так уж и просто. Тем не менее, то, о чем я хочу сказать, выходит далеко за указанные рамки. Даже если вы получите один и тот же ответ десять раз подряд, это не значит, что ваши результаты верны, и уж тем более то, как вы их интерпретируете. С вашим аппаратом или вашими материалами может быть что-то систематически не так. Во всяком случае, что-либо нельзя называть наукой, пока об этом не знают все. Так что опишите подробно то, что вы обнаружили, и опубликуйте это.

Но многое из того, что описано, никогда не публикуется, потому что редакторы и рецензенты обнаруживают, что что-то не так. Почему те, кто это описал, не заметили проблем? Потому что человеческой природе свойственно не замечать, что что-то не так с тем, что мы сами сделали — другим это увидеть намного проще.

Опубликованные исследовательские статьи в технической литературе, даже снабженные критическими замечаниями редакторов и рецензентов, не соответствуют действительности; например, Джон Зиман считает, что 90% того, что есть в профилирующей литературе по физике, является недостоверным. Такая оценка занижена, ввиду того короткого периода времени, в течение которого цитируется большинство статей — подавляющее большинство статей в самом деле никогда не цитируются кем-либо: они либо ошибочны, либо не имеют веса или значения.

Самое лучшее из научной литературы в конечном итоге попадает в обзорные статьи и монографии — с задержкой в несколько месяцев или несколько лет; и даже при этом часть этого никогда не попадает в учебники, потому что будет изменено или опровергнуто в течение следующих нескольких лет или около того.

Если бы использование научного метода гарантировало его правильность, то современная наука была бы столь же надежной, как и классическая. Но это не так. Что сделало науку надежной, так это перекрестная проверка, критика, конкуренция и сотрудничество, которое происходит в научном сообществе. Так что мы НЕ получили стремительное развитие знаний, из-за того, что столько ученых были столь заняты, используя научный метод — мы скорее получили много предполагаемых научных знаний, о надежности которых мы не сможем судить должным образом в течение еще нескольких месяцев или, как правило, нескольких лет или даже дольше, пока это предполагаемое знание обрабатывается — устраняются подлинные или преднамеренные ошибки и признаются недостатки, при попытках заставить что-то произойти и наблюдениях: действительно ли работает то, что предполагалось, или же нет.

Ненадежность новейшей, передовой «науки» контрастировала с достоверностью науки классической — это один из примеров того, как вводит в заблуждение мысль о том, что наука создается при помощи научного метода. Есть еще много примеров, много чего относительно последних известий, касающихся науки, которые невозможно объяснить с позиции научного метода. И все же, это множество примеров можно очень хорошо  объяснить, если понимать науку как коллективную деятельность, а не как собирание пазла знаний о Природе, где коллективное знание совершенствуется со временем. Чтобы узнать больше обо всем этом, о «научном методе» как о критерии знаний, изучите, пожалуйста, мою книгу «Научная грамотность и миф о научном методе».

Список литературы

  1. «Жестокая сторона низкого уровня холестерина», Science 270 (1995) 237
  2.  Элиот Маршалл, «Проблемы становления генной терапии», Science 269 (1995) 1050-55
  3. Элиот Маршалл, «Меньше надувательства и больше биологии в генной терапии», Science 270 (1995) 1751 (Отчет и рекомендации группы по оценке инвестиций NIH в исследованиях генной терапии)
  4. Элиза Сегрейв, «Все еще живу в надежде», Sunday Times (Великобритания), 9 июля 1995 г., стр. 7-5; обзор Кевина Дэвиса и Майкла Уайта, Прорыв: Поиски гена рака молочной железы, передающегося по наследству, Macmillan
  5. Элиот Маршалл, «Клиническое обязательство, этическая проблема», Science 271 (1996) 586-88
  6. «Согласно опросу препарат для лечения сердечных заболеваний мог убить до 3000 человек», Times Herald Record (округ Ольстер, штат Нью-Йорк), 26 июля 1989 года, с. 6 (кр. AP, Вашингтон)
  7. Кристофер Андерсон, «Да здравствуют левши», Science 259 (1993) 1118
  8. Триша Гура, «Проблемы разработки антисенсов», Science 270 (1995) 575-77
  9. Джон Коэн, «Гарвардская группа производит фурор — дважды», Science 261 (1993) 678
  10. Роберт П. Крис, Science 245 (89) 1444-45
  11. Холден, Констанс. SCIENCE 247: 156-7
  12. Фэй Флам, «Физики расшатывают стандартную модель в Далласе» Science 257 (1992) 1044-45; «Выживание сильнейшего в бестиарии физики и астрономии 1992 года», Science 258 (1992) 1884- 85; Ричард Стоун, «Тяжелые нейтрино проникают в мир фантастики», Science 258 (1992) 879
  13. Ким А. Макдональд, Хроника высшего образования 28 февраля 90, стр. А1, 11

 

Ханойская башня: Несколько способов решить головоломку

Статью можно найти на сайте um.edu.mt

Автор Ярослав Скленар
Отставной адъюнкт-профессор
Департамента статистики и исследований операций
Факультета Науки, Университет Мальты

Вступление

Ханойская башня – это хорошо известная игра (головоломка), обычно используемая для объяснения и демонстрации силы рекурсии. Есть много вебсайтов, где предлагается ее подробное объяснение, например:

http://en.wikipedia.org/wiki/Tower_of_Hanoi

http://hanoitower.mkolar.org/

http://www.cut-the-knot.org/recurrence/hanoi.shtml

http://mathworld.wolfram.com/TowerofHanoi.html

и другие. Головоломка также подходит для демонстрации возможностей динамического программирования. Узнать об этом больше можно в статье Моше Снедовича: http://archive.ite.journal.informs.org/Vol3No1/Sniedovich/. Он использует этот подход, чтобы найти длину самого короткого решения, длину почти проигнорированного самого длинного решения и многое другое. Мы тоже используем особенности динамического программирования, но чтобы найти количество различных решений проблемы.

Я сам пришел к изложенному ниже решению, но думаю, я не первый, кому пришла в голову такая идея. Если вы знаете другой источник, где эта формула уже опубликована, поделитесь ссылкой, пожалуйста. Я с удовольствием его процитирую.

Теория

Я предполагаю, что читатель знаком с головоломкой, поэтому просто кратко резюмирую:

Есть три платформы (полюса) – левый (L), центральный (C) и правый (R).

Башня – это коллекция дисков (колец), расположенных один над другим таким образом, что диск меньшего размера всегда помещается на диск побольше. Изначально есть башня высотой n, состоящая из дисков 1…n увеличивающегося размера, где 1 – верхний самый маленький диск, расположенный на платформе L.

Правила: при перемещении дисков мы должны соблюдать следующие правила:

  • можно передвигать только один диск за раз;
  • диск можно положить или на пустую платформу, или на диск большего размера.

Задание: мы хотим переместить башню из дисков 1…n с платформы L на платформу R, следуя правилам.

Состояние задания определяется тремя взаимоисключающими наборами.

, а именно: . Вероятное состояние – это состояние, которого можно достичь, следуя правилам. Оно также гарантирует, что наборы либо являются башнями, либо могут быть пустыми. Начальное состояние выглядит как , а финальное – .

Решение представляет собой последовательность ходов (или последовательность состояний, обусловленных этими ходами), которая решает вышеуказанное задание, следуя правилам. Мы рассматриваем только решения без циклов, где каждое состояние появляется в основном один раз.

Пусть F (n, a, b, c) – общее количество различных решений головоломки с перемещением башни высотой n с платформы a на платформу b и использованием платформы c. Поскольку между платформами нет никакой разницы, обозначенной правилами, мы можем использовать F (n) для краткого обозначения.

Теорема: F(n) можно вычислить по рекурсивной формуле:

Доказательство: Очевидно, что для n = 1 есть два решения без циклов: переместить диск из L в R или переместить диск из L в C, а затем из C в R. Чтобы достичь конечного состояния, самый большой диск n необходимо переместить с L на R. Это можно сделать (всегда без циклов) двумя различными способами, которые рассмотрим отдельно.

1) Переместить башню (n-1) с L на C, переместить диск n с L на R, переместить башню (n-1) с C на R. Существует F(n-1) способов переместить башню (n-1) с L на C, точно так же как и F(n-1) способов переместить башню (n-1) с C на R. Эти два пути передвижения башен высотой (n-1) независимы, поэтому в первом случае получаем F(n-1)2 возможных решений.

2) Переместить башню (n-1) с L на R, переместить диск n с L на C, переместить башню (n-1) с R на L, переместить диск n с C на R, переместить башню (n-1) с L на R. Как видим, существует три независимых движения башни (n-1), поэтому общее количество решений в этом случае составит F(n-1)3.

Поскольку случаи 1) и 2) являются взаимоисключающими, мы получаем общее количество различных решений, предусмотренных формулой теоремы.

Легенды

Существует легенда, вероятно придуманная французским математиком Эдуардом Лукасом в 1883 году вместе с самой головоломкой:

«Легенда гласит, что группа восточных монахов является хранителями трех башен, состоящих из 64 золотых колец. Первоначально все 64 кольца были сложены на одной башне, каждое верхнее меньше кольца, расположенного под ним. Монахи должны перемещать кольца из первой башни в третью по одному, но никогда не перемещать большее кольцо поверх меньшего. Как только порядок 64 колец будет нарушен, миру придет конец».

(Больше о легенде можно узнать в источнике: http://hanoitower.mkolar.org).

Хорошо известно, что для оптимального решения головоломки с башнями требуется 2n-1 ходов. Предполагая, что один ход занимает 1 секунду, с помощью простых вычислений приходим к результату, что решение для n = 64 занимает около 585×109 лет.

Можем предложить другую легенду:

«Возьмите только 5 колец и попробуйте все возможные решения. После этого Вселенной придет конец».

Если мы примем во внимание это (нереалистичное) предположение и то, что каждое решение (их длительность отличается) в среднем занимает всего 1 секунду, потребуется около 89.67×1020 лет, чтобы перепробовать все. Достаточно времени, чтобы завершить дела перед большим взрывом.

И еще одна легенда:

«Возьмите только 4 кольца и позвольте каждому человеку на Земле решать головоломку по-своему. Когда все возможные решения закончатся, Вселенной придет конец».

В прошлом удавалось избежать конца Вселенной, но теперь условия немного изменились. Тем не менее, у нас есть одно решение почти для каждого человека.

Результаты

Вот несколько способов увеличить высоту башни:

F(1) = 2

F(2) = 12

F(3) =  1872

F(4) =  6,563,711,232

F(5) ≈  2.827798101718050e+029

Ниже приведены все решения для башен высотой 1,2 и 3 (выдержка). Каждая строка содержит одно решение, которое начинается с его номера. Движения, разделенные пробелами, имеют формат:

    kAB

где k – номер диска, который мы перемещаем с платформы A на платформу B. Обратите внимание, что первое решение является самым коротким с 2n-1 ходами, а последнее – самым длинным с 3n-1 ходами.

1 (высота башни)

2 (количество сгенерированных решений)

    1 1LR

    2 1LC 1CR

    2 (высота башни)

12 (количество сгенерированных решений)

1 1LC 2LR 1CR

2 1LC 2LR 1CL 1LR

3 1LR 1RC 2LR 1CR

4 1LR 1RC 2LR 1CL 1LR

5 1LR 2LC 1RL 2CR 1LR

6 1LR 2LC 1RL 2CR 1LC 1CR

7 1LR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LR

8 1LR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR

9 1LC 1CR 2LC 1RL 2CR 1LR

10 1LC 1CR 2LC 1RL 2CR 1LC 1CR

11 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LR

12 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1C

 3 (высота башни)

 1872 (количество сгенерированных решений)

1 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 2CR 1LR

2 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 2CR 1LC 1CR

3 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 1RL 2CR 1LR

4 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 1RL 2CR 1LC 1CR

5 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 2CL 1RC 2LR 1CR

6 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 2CL 1RC 2LR 1CL 1LR

7 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CR

8 1LR 2LC 1RC 3LR 1CR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CL 1LR

9 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 1LR 2CL 1RC 2LR 1CR

10 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 1LR 2CL 1RC 2LR 1CL 1LR

11 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 1LR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CR

12 1LR 2LC 1RC 3LR 1CL 1LR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CL 1LR

13 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CL 2CR 1LR

14 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CL 2CR 1LC 1CR

15 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 1RL 2CR 1LR

16 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 1RL 2CR 1LC 1CR

17 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 2CL 1RC 2LR 1CR

18 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 2CL 1RC 2LR 1CL 1LR

19 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CR

20 1LR 2LC 1RL 1LC 3LR 1CR 2CL 1RL 1LC 2LR 1CL 1LR

      . . .

 1865 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL  1RC 1CL 3CR 1LR 2LC 1RL 2CR 1LR

 1866 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LR 2LC 1RL 2CR 1LC 1CR

 1867 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LR

 1868 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR

 1869 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LC 1CR 2LC 1RL 2CR 1LR

 1870 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LC 1CR 2LC 1RL 2CR 1LC 1CR

 1871 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LR

 1872 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR 3LC 1RC 1CL 2RC 1LC 1CR 2CL 1RC 1CL 3CR 1LC 1CR 2LC 1RC 1CL 2CR 1LC 1CR

Вы можете скачать текстовый файл со всеми решениями для башни высотой 3.

Количество различных решений даже для небольших башен впечатляет. Чтобы проверить формулу, я написал программы в Turbo Pascal 7, которые генерируют решения в текстовом файле в вышеуказанном формате. Проверьте, все ли варианты уникальны, затем смоделируйте, чтобы проверить. Эту формулу можно использовать и для демонстрации решений вручную. Если хотите, можете скачать эти программы. Все должно быть понятно из комментариев в исходных файлах.

Как оценить научное исследование?

Оригинал доступен на сайте cs.purdue.edu

Автор Дуглас Э. КомерЗаслуженный профессор компьютерных наук
Отдел компьютерных наук
Университет Пердью

От молодых специалистов в области компьютерных технологий требуют представлять весомые результаты исследований, но точные требования к самим результатам никто не указывает. Вместо этого начинающие исследователи обычно слышат невнятное поощрение – узнать что-то «значительное» или представить «высококачественные публикации» – без какого-либо объяснения того, что это значит.

Младшему научному сотруднику может даже показаться, что среди старших коллег существует заговор: все-таки есть какой-то секретный способ оценки исследования, но они не хотят его раскрывать. Лучшее, что можно услышать, размытое: «Исследование – это просто накопление знаний» или даже менее умное: «Это трудно определить, но я понимаю, что исследование хорошее, когда вижу его».

Причина, по которой молодой исследователь не может получить более точное объяснение критериев оценки исследования заключается в том, что единого объяснения просто не существует. Вместо этого есть множество подходов, и каждая группа стремится использовать тот, который максимизирует их цели. Действительно, если вы хотите найти аргументы, которые свидетельствуют в пользу или против исследователя, легче всего выбрать критерии, которые в этом помогут.

Если вы молодой исследователь, эта статья для вас. Ниже вы найдете список критериев оценки научных работ с объяснениями и фактами. В дальнейшем эта информация поможет вам произвести впечатление на других, когда будете говорить об исследованиях, а также избежать распространенных ошибок.

Количество публикаций

(предпочитают издатели научных журналов)

Критерий: N, общее количество опубликованных работ.

Аргументы: Исследователь, у которого появляется новая идея, пишет статью. Затем работу рецензируют коллеги, и она публикуется в научном журнале. Таким образом, количество статей является показателем производительности.

Факты: Стандарты публикаций широко варьируются: некоторые конференции и журналы принимают абсолютно все материалы, другие – только некоторые. Что более важно, почти все исследования бесполезны с этой точки зрения, ведь никто не читает научные издания. Согласно статистике, в среднем статью в научном журнале читают 5 человек. Этот показатель искажается из-за нескольких изданий, у которых и правда тысячи читателей.

Предостережения: Научные комитеты и отделы кадров используют этот критерий, хотя зачастую утверждают обратное. Ведь намного легче подсчитать количество статей, чем оценить их качество. Обратите внимание, седовласые коллеги особенно любят этот критерий, потому остаются в выигрыше – их личная ценность N намного выше, чем у начинающего исследователя. Если тоже решите использовать такой подход, не хвастайтесь соавторами. Уровень доверия уменьшается, когда у статьи несколько авторов.

Частота публикаций

(предпочитают молодые исследователи)

Критерий: N/T, отношение общего количества опубликованных работ ко времени публикации.

Аргументы: Знать количество статей недостаточно, поскольку их число не измеряет производительность. Если исследователь публикует 10 статей в год, он чрезвычайно продуктивен, но если это 10 статей за всю жизнь, исследователь крайне непродуктивен.

Факты: Продуктивность меняется со временем. Всплески происходят непосредственно перед возможным повышением, и этот показатель обычно резко снижается за несколько лет до выхода на пенсию. Таким образом, с возрастом исследователи перестают говорить о N/T и возвращаются к измерению N.

Предостережения: Научные комитеты опасаются любого, кто ссылается на этот критерий. Будьте реалистами: кучка седовласых профессоров не собирается вознаградить вас за высокую частоту публикаций, когда их собственный показатель не такой уж впечатляющий.

Значимость публикаций

(предпочитают аккредитационные агентства)

Критерий: W, сумма значимостей, присвоенных опубликованным работам

Аргументы: Поскольку некоторые публикации представляют собой большее интеллектуальное достижение, чем другие, каждой публикации должен быть присвоен вес, пропорциональный ее качеству. Вместо того, чтобы считать статьи, следует обращать внимание на их значимость. Например, работам, которые не являются исследовательскими, может быть присвоен нулевой или около-нулевой вес.

Факты: Вместо оценки каждой статьи отдельно, сторонники этого подхода просто присваивают каждому журналу значимость в соответствии с его авторитетом, а затем используют эту шкалу для любой публикации, которая появляется в журнале. Но престижность журнала может меняться с течением времени. Не существует также изданий, в котором все статьи одинаково значимы, но этот факт, похоже, не принимается к сведению. Прелесть такого подхода заключается в том, что с учетом всех публикаций можно выбирать только те, которые выглядят хорошо в резюме.

Предостережения: Обсуждая этот критерий, помните, что шкала значимости – произвольная. Даже если человек может представить доказательства, оправдывающие его выбор, в конце концов кажется, что все предпочитают перечень изданий, который придает их собственным публикациям высокий рейтинг.

Теорема о бесконечных обезьянах

(предпочитают правительственные агентства)

Критерий: G, общая сумма денег налогоплательщиков, выделенная для исследования.

Аргументы: При достаточном количестве времени, случайный набор исследователей, стучащих по клавишам, в конечном итоге напишет статью о чем-то, что принесет пользу стране. Чтобы стимулировать больше исследователей к выпуску большего количества статей, правительство собирает предложения и дает деньги «лучшим». Очевидно, что выделение большего количества денег будет стимулировать большее количество статей, которые увеличат выгоду исследований для страны.

Факты: Система грантов ближе к лотерее, чем к национальной выгоде. Чтобы гарантировать «равенство», государственные органы часто следуют политической программе. Вероятность получения гранта может зависеть от размера учреждения, его географического положения, расы или пола исследователей. В крайнем случае, заявитель может получить письмо о том, что его кандидатура была отобрана для получения гранта, но решение должны пересмотреть, поскольку научное содержание статьи неприемлемо.

Предостережения: Не принимайте это на личный счет. Так или иначе, получение государственного гранта не обязательно значит, что у вас есть отличная идея, равно как и отказ не значит, что идея бесполезна.

Прямое финансирование

(предпочитают руководители отделов)

Критерий: D, количество полученных грантов.

Аргументы: Исследователи, получившие гранты, должны иметь хорошие идеи (иначе грантовое агентство не присудило бы деньги). Таким образом, больше денег значит больше хороших идей.

Факты: Главы департаментов заинтересованы только в том, чтобы произвести впечатление на деканов и руководителей департаментов в других учреждениях. Они любят хвастаться общей суммой грантовых средств, которые приносят все их сотрудники. К сожалению, финансирование больше зависит от доступной суммы, чем от качества предлагаемых исследований. Правительство раздает больше, когда сундук полон (или когда это имеет какое-то политическое преимущество). Промышленность выдает гораздо больше, когда прибыль высока (или когда можно получить налоговые списания).

Предостережения: Опять же, не зацикливайтесь на грантах. Независимо от того, что кто-то говорит, сумма денег, которую вы получаете (мало или много), не всегда пропорциональна качеству ваших идей.

Косвенное финансирование

(предпочитают администраторы университетов)

Критерий: O, общие накладные расходы.

Аргументы: Когда исследователь получает N долларов от государственных субсидий, 1/3 из них обозначается как «косвенные расходы» или «накладные расходы». Они идут на оплату офисных помещений, счетов за электричество и работу бухгалтеров, которые отслеживают расходы по гранту. Накладные расходы – это показатель того, сколько исследователь принес в учреждение.

Факты: Офисные помещения необходимы с грантом или без него, а в крупных исследовательских институтах уже существуют процедуры и системы учета. Таким образом, косвенные затраты – это просто способ для учреждения отнять деньги за счет исследовательских грантов.

Предостережения: Гранты на оборудование освобождаются от косвенных затрат, поэтому не стоит хвастаться администраторам большим грантом на оборудование – они не будут впечатлены. Кроме того, помните, что косвенные затраты генерируются тогда, когда деньги уже расходуются, а не когда они присуждаются. То есть если вы потратите грантовые деньги не в декабре, а в январе, накладные расходы будут учитываться уже в новом году.

Оценка конечного итога

(предпочитают промышленные исследовательские лаборатории)

Критерий: P, прибыль от патентов или продуктов, полученных в результате исследований.

Аргументы: Промышленная компания создает исследовательскую лабораторию, чтобы позже она принесла пользу структурному подразделению компании, а не просто как способ потратить чрезмерную прибыль. Таким образом, в промышленности имеет смысл оценивать исследования по тому, как они помогают в конечном итоге.

Факты: Практически ни одно исследование не оказывает реального влияния на прибыль компании. Даже если исследовательская идея в конечном итоге превращается в продукт, полученный доход зависит в большей степени от маркетинга, чем от качества основной идеи. Есть даже некоторые свидетельства обратной зависимости между качеством продукта и прибылью.

Предостережения: Доход – ужасная мера качества исследования, потому что глупые или тривиальные идеи часто приносят наибольшую прибыль. Не думайте, что идея имеет научную ценность только потому, что она приносит деньги, или наоборот.

Оценка влияния

(предпочитает горстка исследователей, которые и вправду чего-то достигли)

Критерий: I/R, Отношение влияния работы к количеству ресурсов, использованных для ее создания.

Аргументы: Влияние исследования в отрасли – хороший показатель его значимости. Для определения можно задать следующие вопросы: 1) повлияла ли работа на исследования и идеи других ученых? 2) она цитируется и используется? Однако, чтобы сделать сравнение справедливым, нельзя сравнивать исследования, выполненные командой из двадцати четырех ученых, которые работают в крупной промышленной лаборатории с использованием оборудования стоящее десять миллионов долларов, с исследованиями, которые проводит человек без помощи персонала в свои выходные. Чтобы получить справедливую оценку, рассчитайте соотношение влияния к используемым ресурсам.

Факты: Как влияние, так и ресурсы трудно измерить. Более того «большая наука», к сожалению, часто оказывает большее влияние просто потому, что ей легче придать общественный резонанс.

Предостережения: Хотя этот подход является наиболее справедливым, он непопулярен. Администраторам не нравится использовать оценку влияния как основной критерий. Все потому, что размер финансирования (пункт, который они хотят подчеркнуть) появляется в знаменателе, а значит исследователь, который достигает определенного эффекта с меньшим количеством грантов, получает более высокую оценку! Большинству исследователей также не нравится этот критерий, поскольку он акцентирует внимание на результатах, а не на затратах. Гораздо проще получить финансирование, чем получить результаты, которые имеют какое-либо реальное влияние.

Вывод

Если ваше исследование не выглядит хорошо в соответствии с используемыми критериями, возможно, пришло время изменить критерии!

Как нарисовать свободнорадикальный цепной механизм

Университет Кентукки

Оригинал доступен на сайте uky.edu

Механизмы свободных радикалов играют по своим собственным правилам. Они состоят из трех частей: инициация, распространение и завершение. (От вас не требуется рисовать все этапы терминации). Как и все реакции, свободнорадикальные цепные реакции, имеют стехиометрические исходные материалы и продукты, но свободнорадикальные цепные реакции также могут обладать отдельными инициаторами, которые зачастую присутствуют в каталитических количествах.

Обратите внимание, что вы не научитесь рисовать механизмы свободных радикалов лишь после запоминания этих материалов. Единственный способ научиться рисовать механизмы свободных радикалов — это на практике. Однако, если вы будете следовать этим правилам во время практики, вы так же быстро справитесь с созданием механизмов свободных радикалов.

  • Свободнорадикальная реакция содержит стехиометрические исходные материалы, а также может содержать инициатор, присутствующий в субстехиометрических (каталитических) количествах.
  • Цепной механизм свободных радикалов состоит из трех частей: инициация, распространение и завершение.
  • Часть инициирования превращает стехиометрический исходный материал в свободный радикал, то есть, в соединение с одним неразделенным электроном. (Стехиометрические исходные материалы исключают катализаторы и инициаторы. Однако в реакциях автоокисления О2 часто выступает в качестве как инициатора, так и стехиометрического исходного материала.) Общие этапы инициации:
  • гомолиз σ-связи стехиометрического исходного материала, такого как Br2, или соединения со связью C-I;
  • O2 отделяет H от связи X – H в стехиометрическом исходном материале;
  • гомолиз σ-связи инициатора, такого как ROOR или RN = NR, отдающего RO · или R ·, соответственно, с отрывом H от связи X – H в стехиометрическом исходном материале на исходе;
  • исключительно в свободнорадикальной полимеризации существует гомолиз σ-связи инициатора с последующим добавлением радикала к связи C = C стехиометрического исходного материала.
  • Последний этап части инициации создает свободный радикал на первом этапе распространения, и последний этап распространения также производит свободный радикал на первом этапе распространения. Другими словами, часть распространения является циркулярной, где последний шаг части распространения производит радикал, необходимый для начала другого цикла части распространения.
  • Каждый шаг в части распространения должен иметь нечетное число неразделенных электронов (зачастую один, реже три) на каждой стороне стрелки. Два соединения, содержащие один неразделенный электрон, ни в коем случаи не объединяются в части распространения.
  • Каждый стехиометрический исходный материал должен появляться как таковой в части распространения, даже если он также появляется в части инициации. Результат: по крайней мере, один стехиометрический исходный материал появится в механизме дважды: один раз в части инициации и один раз в части распространения.
  • Каждое стехиометрическое изделие производится в части распространения, даже если оно также производится в части инициирования.
  • Никакая часть инициатора не появляется в части распространения.

Исключения:

  • При свободнорадикальной полимеризации фрагмент инициатора сохраняется на конце полимерной цепи.
  • В реакциях автоокисления О2 часто выступает в качестве как инициатора, так и стехиометрического исходного материала одновременно.
  • Поскольку распространяющаяся часть механизма свободных радикалов является циркулярной, возможно зачастую инициировать свободнорадикальную реакцию множеством способов, входя в цикл распространения на разных этапах, генерируя разные радикалы распространяющейся части в инициирующей части. Например, в распространяющейся части реакции Br2 + R – H → R – Br + HBr находятся два свободных радикала, R · и Br ·. Реакция может быть инициирована гомолизом Br2 с образующим Br ·, или она может быть инициирована путем отделения атома H от R – H посредством O2 с получением R ·.
  • Завершающая часть состоит из нескольких односложных реакций, в каждой из которых два соединения, содержащие один неразделенный электрон, объединяются в радикально-радикальную комбинацию или в диспропорционирование. В случаи диспропорционирования один радикал отводит Н от атома С рядом с радикал-атомом другого радикала.

Распространенные ошибки при построении свободнорадикальных цепных механизмов:

  • Инициатор или какая-то из его частей появляется в части распространения.
  • Два радикала могут объединяться друг с другом в части распространения.
  • Один из стехиометрических исходных материалов появляется в части инициации, но не в части распространения.
  • В части распространения появляется более одного продукта части инициации.
  • Последний шаг инициации не производит радикал, который в последствии должен появиться на первом этапе распространения.

Как сделать наш мозг моложе

Оригинал доступен на сайте dericbownds.net

Сегодня я хотел бы поговорить об опыте, который был у всех нас … наблюдение за тем, как наш ум, кажется, постепенно замедляется с годами.

В первой части этого выступления, я хотел бы описать некоторые из изменений нашего мозга с возрастом. И потом во второй части, я хотел бы посоветовать несколько вещей, которые мы все можем делать, чтобы замедлить эти процессы. Есть хорошие новости… в последние 20 лет мы узнали, что старший мозг способен создавать новые нервные клетки и связи так же успешно, как и молодой мозг. Эксперименты доказали, что некоторые упражнения могут заставить наш мозг работать так же хорошо, как и у 20-летних. Мы можем восстановить наше зрение, улучшить наш слух, повысить скорость и точность нашего внимания.

После достижения нашего физического и умственного пика около 30 лет, мы все медленно его теряем, и примерно к 60 у нас появляются проблемы с пониманием. Если вам от 20 до 40, и кто-то говорит вдвое быстрее, чем вы способны их понимать, никакой проблемы в этом нет. В 70-90 лет люди почти ничего не способны понимать. В основном, те из нас, кому уже за 70, воспринимают около 20% того, на что способны 20-летние касательно рассуждений, пространственной визуализации, скорости и точности восприятия и памяти. Наш мозг попросту замедляется в сравнении с мозгом молодых людей.

Мы реже смотрим вокруг и больше времени смотрим в одну точку в пространстве, записывая меньше информации, чем бодрые молодые люди, глаза вокруг буквально прыгают вокруг того же зрелища, запоминая 5 и больше его “снимков”.

К 80-ти, та часть горизонта, которую вы точно видите и запоминаете, примерно наполовину меньше того, что вы способны были принимать в свои 20.

Это не значит, что вы не можете видеть периферию, вы просто этого обычно не делаете.

Это примерно так же, если бы мы себе говорили: “С этого момента, я буду использовать телевизор на 50% меньше того, что у меня есть сейчас, буду колоть ботокс в мышцы, которые контролируют мои глаза, чтобы смотреть только вперед, и я не буду уделять внимания неожиданным вещам.” Это пример отрицательного усвоения.

(Все вышесказанное, как и много информации в этом выступлении, было взято из новой книги Майкла Мерзенича “Перепрограммирование мозга: Как новая наука пластичности мозга способна изменить вашу жизнь”. Книга доступна на Amazon в печатной и электронной версиях.)

Другой пример отрицательного усвоения; допустим, вы упали и поранились.

Вот, чтобы этого избежать, естественно слегка согнуть колени и бедра и немного расставить ноги, чтобы удержать равновесие, упорядочить свои шаги и чаще опускать голову вниз, чтобы смотреть под ноги… но вы перевели функциональную ось органа баланса в свое голове в менее эффективный режим. Теперь, если вы с чем-то столкнулись или на что-то натолкнулись, визуальная сцена проявляется быстрее, чем вы способны на нее реагировать. Если бы вы ровно так же на что-то натолкнулись, смотря вперед, визуальные изменения были бы медленнее, и у вас было бы больше шансов отреагировать на них вовремя.

Подумайте о своем слухе. Кажется, вы не совсем можете уследить за радио или телевизором так же хорошо, как раньше, так что вы прибавляете громкости. Точность восприятия затухает еще немного. Громкость идет вверх. Точность уменьшается снова. Проблема не в громкости, а в дискриминации и точности вашего слуха. Если радиостанция не настроена точно, вы поворачиваете ручку тюнера, чтобы это исправить, — а не регулятор громкости. Для вашего мозга, вы просто поворачиваете не тот регулятор! Что нужно делать на самом деле, так это практиковаться в улучшении умения слушать и быстро и точно различать звуки. Это можно сделать либо уделяя больше внимания, либо при помощи упражнений на слух, о которых немного позже.

Подумайте о навигации и способности ориентироваться в пространстве; конечно, мы все, скорее всего, используем эту восхитительную новую технологию, которая должна нам всем помогать, — GPS-навигатор в авто. Нам не нужно больше практиковаться в навигации, и это значит, что ключевая часть нашего мозга, которая замешана в картах и памяти, не используется и усыхает. Если мы используем ее для создания мысленных карт и навигации, она растет; водители такси Лондона, которые знают город от А до Я, имеют больший гиппокамп, чем большинство из нас. Как и с любой частью вашего мозга, вы ее используете — она растет, не используете — теряете ее.

Старший мозг менее эффективно подавляет вмешательства всего, что происходит вокруг, и скитания наших мыслей. Эта проблема частично возникает из-за того, что “сигнал” — деятельность мозга, которая определяет, что вы должны запомнить или сделать, — слабеет. Когда ребенок рождается, он слышит только шум и медленно учится различать важные сигналы; старение мозга отменяет этот процесс и возвращается к шуму.

Давайте вернемся к более оптимистичной ноте.

Все это можно вернуть, как минимум, большую часть этого. Старший мозг, на самом деле, так же способен развивать новые нервные клетки и связи, как и молодой мозг. Мы можем восстановить наше зрение, улучшить наш слух, повысить скорость и точность внимания, сделать наши движения более разнообразными и молодыми.

Простое правило, которое я не устану повторять, — Используй либо теряй; держите нервные связи в тонусе или позвольте им атрофироваться и уменьшаться. Используете или теряете, во многом зависит от того, как именно ваш мозг работает.

У вашего мозга есть два основных режима работы: режим внимания и режим повествования, или стандартный. В основном, эти два режима контролируются двумя разными частями нашего мозга.

Режим внимания концентрируется на настоящем, уделении внимания, замечании, обработке вопросов или проблем, наблюдении за вещами. Это целенаправленная сеть, которая основана на физических причинах и следствиях и использует внешние части коры головного мозга.

Другой режим это повествовательный или стандартный, и его можно сравнить с тем, как вы перевели свое авто на нейтральную передачу. Это когда ваши мысли скитаются, думают о вещах, фокусируются на вещах, которые не относятся к визуальным и слуховым стимулам, которые происходят вокруг вас в настоящем. Это более интроспективный и независимый от раздражителей режим, который использует внутренние части нашего мозга, которые находятся ниже коры.

Чем больше времени вы проводите в режиме внимания, тем выше вероятность того, что ваш мозг останется более бодрым и энергичным и действительно сможет помолодеть. Именно благодаря режиму внимания мы можем укрепить связи между клетками нашего мозга, улучшить работу мозга, ее четкость, полноту, и точность, контролировать наше внимание, замедлить уменьшение мозговых центров, увеличить размер частей мозга, отвечающих за обучение и память.

Как только вы уделяете внимание настоящему, есть только одно более важное занятие для того, чтобы сохранять ваш мозг и тело живым. Я уверен, в все знаете, что это.

Просто двигайтесь! Делайте что-угодно, чтобы немного выбиться из дыхания, будь то бег, ходьба, ходьба с палкой, или в коляске. Сотни экспериментов доказали, что простые усилия или упражнения не только увеличивают количество стволовых клеток, которые восстанавливают мышцы, но и вызывают существенные изменения в мозгу.

Упражнения повышают уровень молекул (BDNF, нейротрофический фактор мозга), которые стимулируют рост нервных клеток, особенно в гиппокампе, который важен для памяти и навигации. Упражнения поддерживают молодость нашего мозга благодаря задерживанию нормального сокращения на концах нашей ДНК, которое происходит с возрастом. Они улучшают функциональность общения между разными частями нашего мозга, которые отвечают за исполнительный контроль, фокус и внимание.

Упражнения защищают от диабета, рака и таких заболеваний, зависящих от возраста, как Альцгеймер. Это антидот депрессии, который в общем помогает людям чувствовать себя более расслабленными и уверенными.

Упражнения, о которых мы говорим, не должны быть чем-то серьезным. Ходьба, уборка в доме. Поход в спортзал раз в неделю способен предотвратить нормальную потерю мышечной массы, которая происходит с возрастом. Одно исследование на людях около 65 лет показало что прогулки три раза в неделю, в общем максимум по 40 минут, за год способствовали увеличению объема их гиппокампа на 2%, когда в контрольной группе без прогулок объем уменьшился на 1,5%.

Вы можете усовершенствовать свой мозг через усовершенствование своих движений, фокусироваться на течении движений, использовать позвоночник и стержень, чтобы двигаться всем телом, избегать стереотипных привычных движений, замедлиться, ускориться, использовать разные маршруты к результату. Контролируйте качество и точность своих движений и (мысленно) награждайте себя за каждое маленькое улучшение.

Но как же насчет упражнений для мозга, а не только для тела?

Вы можете сказать мне самый простой способ. Просто делайте обычные привычные действия немного по-другому, делайте что-то новое. Попробуйте побриться или расстегнуть молнию другой рукой. Это будет странное чувство, но после нескольких попыток у вас получится с этим справиться и вы вырастите несколько новых нервных клеток или измените связи между уже существующими.

Мозг хочет разнообразия, которое растит и изменяет его связи. Привычка повторять одни и те же действия на автопилоте заставляет части мозга уменьшаться.

Еще одна очень важная деталь, хотя, возможно, не настолько важная для этой группы, поскольку вы все тут, это продолжать общаться с другими людьми. Сотни исследований уже показали, что социальная изоляция связана со снижениями функций имунной системы, повышенной восприимчивости к болезням, воспалениями, чувством беспомощности и депрессии.

Наконец, я хочу упомянуть отмену старения вашего мозга с использованием технологий.

Вы можете существенно омолодить свой мозг, если вы уверенно пользуетесь браузером и компьютерной мышкой или таким планшетом, как iPad. Вы можете использовать любой из этих гаджетов для того, чтобы улучшить скорость мозга, внимание, точность, память, и так далее.

Я хочу предупредить, что, как и с любым другим сервисом для пожилых людей, вы должны остерегаться шарлатанов, которые пытаются продать пакеты программ за $250, убеждая в их научности, когда на самом деле то же самое можно получить либо бесплатно, либо за гораздо меньшую сумму денег.

Я просмотрел много таких режимов (dakim.com, luminosity.com, brainbaseline.com, cognifit.com), и из множества тех, что я видел, самым лучшим, научным и обоснованным был Brain HQ, как штаб головного мозга, www.positscience.com, основанный Майклом Мерзеничем и его коллегами. Он упоминается на сайте AARP (Американская Ассоциация Пенсионеров) brain.aarp.org, где на его использование можно получить скидку. Я следил за работой Мерзенича много лет. Он — парень, который первым показал, насколько пластичным есть взрослый мозг, какие части нашего мозга могут расти или уменьшаться в зависимости от использования или неиспользования. Его книга о перепрограммировании мозга была опубликована 7 октября в печатной версии и также доступна в электронном формате. Она предоставляет описание возрастных изменений мозга и как их можно предотвратить. Она упоминает упражнения на компьютере, но и еще перечисляет более простые ежедневные вещи, которые каждый может делать, чтобы поддерживать энергичность мозга и тела.

Упражнения совместимы с веб-браузерами, Windows и Apple, а также с планшетами вроде iPad. Исследования с тысячами субъектов в разных локациях показали, что большинство учащихся в возрасте 65 и старше, которые прошли примерно 40 часов занятий в течении определенного времени, показывают умственные способности 30-летних, с улучшениями в визуальном внимании, распознавании объектов, памяти и так далее, и даже через 10 лет после упражнений находятся в лучшем физическом состоянии, с меньшим количеством падений, травм и ДТП, со снижением частоты депрессий, и в общем с лучшей реакцией.

Упражнения фокусируются на наших “основных активах”, таких как бдительность и сосредоточенность, хорошее настроение, обучение и запоминание, точность, скорость, быстрое упорядочение и прогнозирование, подавление шума и отвлекающих факторов, ориентация во времени и пространстве, навыки общения с людьми.

Опыт с некоторыми из упражнений заставил меня сказать “Вау!”, поскольку мне казалось, я чувствовал, как изменяется мой мозг во время некоторых упражнений, например, тех, которые расширяют поле зрения и заставляют глаза двигаться вокруг быстрее. Я думал о том, чтобы продемонстрировать некоторые из них тут, проектируя с компьютера на этот экран, который у нас тут есть… но решил, что это было бы не очень реалистично, поскольку этот экран слишком маленький для многих из вас, нас тут слишком много, и много из нас не слишком уверенно используют веб-браузеры, мышку или планшеты. Упражнения есть у меня на ноутбуке, и вы можете подойти ко мне, если хотите их посмотреть сегодня после ужина или в любое другое время. Если вы пользуетесь веб-браузером, вы можете использовать поисковую строку Google, чтобы найти эти упражнения, о которых я говорю. Введите brainhq одним словом, и вы увидите ссылку. Кстати, если вас интересует мой блог об уме, музыке и истории, просто введите мою фамилию, Баундс, в поисковую строку Google.

У меня все.

Архитектура аффективного агента: предварительный отчет об исследовании

Оригинал доступен по ссылке condor.depaul.edu

Кевин Рейсон1 и Стив Литинен2
1 Chatsubo Labs, Сиэтл WA 98117, США
2 Университет Де Поля, Чикаго, Иллинойс 60604, США

Ключевые слова: теория дифференциальных эмоций, аффективные агенты, аффективные вычисления, планирование, искусственная жизнь, мультиагентные системы

Наша работа над аффективными агентами вызвана желанием разработать биотехнологическую модель человекоориентированной системы, включающей восприятие, чувства и эмоции наряду с логикой и когнитивными моделями, традиционно используемыми в ИИ. Наша работа может занять свое место рядом с Кисметом — роботом Бризил (1998), аффективной системой рассуждений Эллиотта (1992), так же, как и программная платформа Бэйли (2002) для интуитивного мышления относительно аффективных агентов; мы также стремимся смоделировать побудительные причины и логику агентов, основывающихся на эмоциях. Наш подход отличается тем, каким образом мы создаем модель аффекта и преобразования биологических импульсов от органа чувств в действие посредством эмоции. Наша работа основывается на теории дифференциальных эмоций Сильвана Томкинса; теория Томкинса (2008) включает в себя как представление о биологически запрограммированной эмоции (подобно базовым эмоциям Экмана и теории дифференциальных эмоций Изарда), так и культурно (а также биографически) обусловленную теорию сценариев описывающих то, как эмоции от чувств переходят в действия (Натансон, 1996). В качестве доказательства концепции мы сознательно решили работать с упрощенной реализацией представления Томкинса об эмоции, и изучить, как внутренние (движущие силы, ощущения органов чувств), так и внешние раздражители проходят через агентов посредством системы аффектов и приведения их в действие.

Как подчеркивает Скарантино (2012), область исследования эмоций нуждается в правильно определенной совокупности «естественных видов» эмоций в качестве основы для исследования. Томкинс предлагает такую совокупность, состоящую из девяти основных эмоций, которые он считает биологическими и кросс-культурными. Они являются эволюционным ответом на проблему ограниченного канала сознания (Вернон, 2009), поскольку аффективная система не просто снабжает отдельными чувствами, но также отфильтровывает раздражители и выгодно фокусирует внимание. В силу того, что негативные (по сути своей — наказание) эмоции страха/ужаса, гнева/ярости и т. д. превосходят положительные (по сути своей — вознаграждение) интерес/волнение и наслаждение/радость, аффективная система поощряет те ответные реакции, которые опосредованно или прямо сталкиваются с угрозой выживания. Такая целенаправленная фильтрация раздражителей обеспечивает четкую основу для вычислительной модели динамики аффекта. Ввиду предостережения Шойца (2002) по поводу преждевременного присвоения эмоциональных ярлыков состояниям искусственных агентов, мы решили пока вынести за скобки вопросы первичных ощущений и сосредоточиться на разработке архитектуры наших агентов с указанной системой фильтрации в качестве ее основополагающего элемента (см. рисунок 1).

Чтобы доказать данную концепцию, мы реализовали базовую структуру модели Томкинса с ограниченным количеством побуждений, чувств, аффектов, делиберативных функций и исполнительных механизмов. Мы создали наших агентов в Common Lisp, на базе модели классной доски под названием GBBopen (Коркилл, 2003). Для того, чтобы проверить реакцию агентов на их среду, мы создали игровую сетку с несколькими агентами на основе мира Вампуса (Рассел и Норвиг, 2003). Мы заменили поиск золота на подсмотренную у природы идею поиска пищи, но сохранили Вампуса в качестве хищника, а ямы в качестве препятствий. Мы также встроили способность отдельных агентов распознавать выражения лиц друг друга в качестве отправной точки для экспериментов с социальным поведением; указанный компонент также включает в себя упрощенную модель эмпатии на основе зеркальных нейронов Риццолатти (2004).

Каждый агент состоит из набора объектов из модели школьной доски, представляющих собой различные приводы, ограниченное количество органов чувств (распознавание запахов и черт лица), аффективный фильтр, который способен сочетаться с любым типом информации, создаваемой другими компонентами системы, упорядоченную последовательность информации и сопутствующий аффект (называющийся затронутой информацией), компонент планирования/поиска цели (способный единовременно обрабатывать одну часть затронутой информации), накопитель памяти и набор исполнительных механизмов, способных работать в игровой сетке.

Мы используем понятие привода в качестве упрощения сложностей органов чувств, связанных с биологическими потребностями, такими как голод и уничтожение. Система привода работает в основном в фоновом режиме независимо от прочих компонентов системы, кроме тех случаев, когда привод требует удовлетворения. В таком случае привод активируется и отправляет сигнал на аффективный фильтр. Сигнал будет интерпретирован согласно его интенсивности и будет определена эмоция. Данная затронутая информация будет помещена в очередь для обработки системой с планируемым поведением. Если затронутая информация находится в начале очереди, то делиберативный компонент будет планировать и стремиться удовлетворить ее пока в очереди не будет размещена более срочная информация. Информация, предоставляемая приводами, ни в коей мере не является статичной; она может менять интенсивность изменений привода, в свою очередь сменяя один вид эмоции на другую. Это приведет к изменению порядка в очереди. Например, голод проявляется как интерес/возбуждение; если в скором времени чувство голода не удовлетворяется, то оно будет возрастать, пока не превратится в дистресс, повышая, таким образом, вероятность того, что затронутая информация окажется в начале очереди. Другие приводы следуют аналогичным схемам, соответствующим их функциям.

Аналогичная модель используется для фильтрации информации от органов чувств; если уловлен запах Вампуса, то эта информация фильтруется и определяется как эмоция страха/ужаса, что свойственно в случае приближения к угрозе. То же самое касается и ветерка имеющего отношение к яме. Опять же, как только эти фрагменты задействованной информации проделывают путь в начало очереди, делиберативный механизм производит планирование относительно того, как избежать угрозы. Единственное исключение в этом потоке информации от органов чувств — это тот случай, когда агенты вступают в контакт друг с другом. В зависимости от текущего эмоционального состояния каждого из агентов присутствие другого агента может установить связь со связующим приводом, а затем фильтроваться аффективной системой. Если не обрабатываются никакие более интенсивные эмоции, агенты будут читать эмоции друг друга и усваивать их, тем самым второстепенно активируя свою аффективную систему и реинтерпретируя воспринятое состояние другого агента как свое собственное (упрощенная эмпатия). Если ответ достаточно приоритетный, тогда агенты активируют свою память касательно своих предыдущих эмоциональных состояний и попытаются угадать причину эмоций другого агента. Это использование в рамках своей системы эмоции кого-то другого повлияет на то же действие, как и та же самая эмоция из иного источника.

Результаты наших экспериментов с аффективными агентами в мире сетки были весьма удовлетворительными, хотя и ограниченными в рамках данного предварительного исследования. Агенты, как правило, были способны ориентироваться в мире сетки, успешно избегая угроз и удовлетворяя свои приводы на основе информации, предоставленной их аффективными фильтрами. Конкурирующие приводы и входные значения органов чувств часто будут приводить к колебаниям, между которыми информация была в начале очереди на рассмотрение, но гибкость системы планирования позволяет совершать плавный переход между конкурирующими целями. Например, если крайне нуждающийся в помощи и голодный агент забредет близко к Вампусу, то цель удовлетворить голод будет временно подавлена необходимостью избежать угрозы, и, как только угроза будет устранена, необходимость удовлетворить голод вновь заявит о себе и агент вернется к поиску еды. Был ряд случаев, когда агент сталкивался с сильным чувством голода и обнаруживал, что еда находилась рядом с Вампусом; в таких случаях, когда затронутый голод был сильнее страха перед Вампусом, агент рисковал приблизиться к Вампусу, просто чтобы поесть. Как только голод был удовлетворен, страх агента перед Вампусом доминировал, и агент начинал вести себя уклончиво. Такое стихийное поведение не было ожидаемым, но оно, безусловно, подтверждает полезность модели. Результаты социальных экспериментов будут рассмотрены в следующей статье.

Таким образом, мы бы назвали указанные эксперименты успешными; нам удалось развить у искусственных агентов модель аффективно-мотивированных размышлений и стремления к цели. Хотя на данном этапе агенты довольно просты, достижений достаточно для того, чтобы оправдать дальнейшее исследование. В частности существует несколько моментов, требующих улучшения. Первое — это добавление протокола связи для передачи сообщений между агентами, выходящих за рамки простого распознавания выражения лица. Второе — расширение системы фильтрации эмоций таким образом, чтобы она работала качественнее в соответствии концепции Томкинса о плотности нейронных сетей; по его мнению, особая эмоция вызвана не объектом, определенным символическим путем (как в нашей упрощенной модели), а скорее результатом определенного паттерна нейронной активности (см. Томкинс, 2008, 139). Разделенные на уровни нейронные сети могут быть ближе к идее Томкинса, чем нынешняя символическая архитектура. Наша модель коммуникабельности также должна быть значительно расширена; на данный момент она охватывает только один аспект невероятно сложного набора социальных мотиваций и моделей поведения. Конечная долгосрочная цель — это более подробно изучить комплексное взаимодействие аффектов, памяти и образов, которые Томкинс описал в своей теории сценариев. Осуществление данной идеи в качестве компьютерной модели могло бы оказать позитивное воздействие на виднеющуюся возможность появления искусственного общего интеллекта; если такая сущность возникнет, то было бы важно, чтобы она напоминала своих создателей-людей на уровне эмоционального опыта, дабы у нас был шанс на самом деле взаимодействовать друг с другом.

Использованная литература:

Бэйли, П.: Синтез эмоций в искусственном интеллекте: эффективная структура интуитивного рассуждения в искусственном интеллекте. Университет Южного Квинсленда (2002)
Бризил (Феррелл), C.: Первые эксперименты с использованием мотивации с целью налаживания взаимодействия между человеком и роботом. Слушания осеннего симпозиума AAAI 1998 года: Эмоциональный и рациональный: запутанный узел познания.
Коркилл, Д.: Программное обеспечение совместной работы: модель классной доски с мультиагентными системами и будущее. Международная Конференция Лисп 2003, Нью-Йорк
Эллиот, К.:  Эмоциональное мышление: модель развития эмоций в мультиагентной системе. Северо-западный университет (1992)
Натансон, Д.: Что такое сценарий? Бюллетень Института Томкинса 3: 1-4 (1996)
Риццолатти Г. и Крейгеро Л. — Зеркально-нейронная система. Ежегодный обзор нейробиологии, 2004. 27: 16992
Рассел, С. и Норвиг, П.: Искусственный интеллект: современный подход. Прентис Холл, Аппер-Садл-Ривер, Нью-Джерси (2003)
Скарантино, А.: Как определить эмоции с научной точки зрения. Обзор эмоций 4: 358-368 (2012)
Шойц, М.: Агенты: с эмоциями или без них? AAAI, Пало-Альто (2002)
Томкинс С.: Аффект, воображение, сознание. Springer, Нью-Йорк (2008)
Вернон, К.: Учебник для начинающих по психологии аффектов. Институт Томкинса, Льюисбург (2009)

Святость

Оригинал на английском языке js.emory.edu

Святость как атрибут Бога

Святость — это качество. Ее можно обнаружить в предметах, моментах, текстах и ​​в определенных людях. Это не чувство радости или гнева. Это не обязательство, как любовь или верность. Это не состояние ума, как счастье или мрак. Это не мысль или концепция. Это осознание сакрального, осознание духовного. Это опыт mysterium tremendum etascinans, контакта со сверхъестественным. Это восприятие инобытия, признак запредельного.[2]

… Поистине «таинственный» объект находится за пределами наших представлений и понимания не только потому, что у нашего знания имеются некие непреодолимые границы, но и потому, что в нем мы сталкиваемся с чем-то по своей сути «совершенно иным», чьи сущность и особенности несоизмеримы с нашими собственными, и перед коими мы отшатываемся в удивлении, пробивающее нас ознобом и онемением.[3]

… святость — это абстрактный термин, которому Бог научил человека [для того], чтобы определять отличие Бога и природы всего, что может быть включено … в это отличие. … То, что входит в класс вещей, частью которых он является («святость»), теряет свое происхождение в природе и истории в тот момент, когда оно восстанавливается до предела божественности … Следовательно, с точки зрения человеческого опыта (точки зрения языка), святое не является предикатом в обычном смысле — словом, утверждающим что-то о термине — а есть признаком изъятия какого-либо упоминания о своем источнике, определяющим словом радикального отключения метафоры и абсолютным вытеснением истинности дискурса в чрезвычайно привилегированный момент упоминания реальности.[4]

Святое встречается во многих местах и ​​моментах: в величии природы, во все еще тихом голосе совести, в тишине души и в восхищении красотой. Его можно найти в творчестве ума, в мягкости сердца, в глазах любящего и в невинности ребенка. Святое обнаруживается в глубинах священных текстов, в моменты молитвы и в те редкие моменты, когда в полном смысле слова соприкасаешься с Иным.

Святое показывает себя тогда, когда человек слаб или когда он силен. Оно настигает, когда его меньше всего ожидают. Святое можно искать, но его нельзя найти. Это вламывается в сознание. Оно вмешивается.

На языке традиции: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его! И я сказал: «И сказал я: горе мне! Погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис. 6:1-8). «Ты свят, Бог, Который превозносит славы Израилевы» (Пс. 22:4). «Ты свят, а Твое Имя удивительно; нет ничего божественного, кроме Тебя … Благословен Ты, святой Царь».[5]

Слова, которые топчутся на месте

Слов нет; точнее, слова топчутся на месте. Святое — это качество sui generis. Оно понимается интуитивно, как понимается красота. Оно неприводимо. Оно может быть описан только синонимами или ввиду следов, которые оно оставляет. Святое невыразимо, но его можно узнать. Можно указать на него и сказать: «Это святое», при этом будучи не в состоянии сказать, что, или как, или почему. Можно идентифицировать святое, не имея возможности описать его, за исключением слова «святое» и его синонимов.

Сфера святого накладывается на другие сферы, когда кто-то пытается ухватить святое и пребывать в нем. Когда святое привносится в жизнь, нужны иные слова.  Достигается внешнее: Царь, Господь, Имя, справедливость, красота, чистота, Шаббат, Израиль, Ты. Прощупывается внутреннее: страх, удивление, радикальное изумление, возвышенное, любовь, радость, блаженство, благословение, поклонение. Нащупываются формы: святой день, храм, мицва, литургия, благотворительность, учеба, Тора, добрые дела, мученичество. Дефективность языка превращается в богатый словарный запас, всегда преследуемый его собственной немотой. Молчание переходит в слова — эхо непостижимой глубины.

Святое тесно связано с прекрасным, личным и моральным.

Святое не обязано быть прекрасным: «Вот Бегемот, которого Я создал; как и тебя… » (Иов 40:15); Бегемот был безобразен, но свят как существо. Однако прекрасное может быть святым, а святое может быть прекрасным: «Поклонись Господу в красоте святости» (Пс. 29:2; 96:9). И все же, святое больше, чем прекрасное; оно охватывает его.

Личное и святое совпадают: «Ты мой Бог; Я везде ищу Тебя; моя душа жаждет Тебя; Мое тело стремится к Тебе … Действительно, у меня есть видения Тебя в святом месте » (Пс. 63:2-3). «Ты свят, и Имя Твое свято … Благословен Ты, святой Бог».[6] Но святое — больше, чем личное; оно обволакивает его.

У морали и святого имеется общее: «Святой Бог свят Праведностью» (Ис. 5:16); «Ты будешь свят, ибо Я, Господь, Бог твой, свят» (Лев. 19:2). Святое не может быть неморальным или аморальным. Тем не менее, святое — это больше, чем мораль; оно заключает ее в себе.

Святое, прекрасное, моральное и личное совпадают и взаимодействуют друг с другом. Прекрасное может быть святым, но, если красивое аморально или неестественно, оно не свято, каким бы красивым оно ни было. Личное может быть святым, но, если личное аморально или неестественно, оно не свято, независимо от того, насколько оно значительно. Мораль должна быть святой, но ей не обязательно быть прекрасной и, возможно, даже личной.[7]

Кавана и атрибут святости

Как интегрировать неинтегрируемое? Как существовать в том, что является совершенно иным? Есть два вида кедуша (святости).[8]

Существует иерархическая кедуша. Это «ощущаемое мистическое качество определенных предметов, и людей».[9] Традиция ранжирует их в иерархии; например, последовательность мест на святой земле, комплекс жертвоприношений, ряды духовенства и степени нечистоты и чистоты.

Существует и неиерархическая кедуша. Она создается индивидуальным актом воли.[10] Им объявляется намерение, посвященное Богу. Через него свой поступок посвящается Богу. Это является функцией мицвы, выполнение заповеди и намерения выполнить эту заповедь. Святость порождается кавваной, намерением святости.

…Кедушах — это больше, чем просто мистическое качество, кедушах — это то, что должно быть достигнуто с помощью личного осознанного поведения. … Кедушах, достигнутая посредством воплощения мицвот, присутствует повсюду, поэтому она нетеургическая. Вместо этого это опыт обычной мистики, опыт близких отношений с Богом … Такой опыт отношений может иметь место, конечно, только тогда, когда мицва воплощается с помощью кавваны. Действительно, каввана в связи с этим, как мы заметили, сама по себе подразумевает осознание отношений с Богом, осознание того, что конкретная мицва — это обращение Бога здесь и сейчас … Во время процесса осуществления мицвы с помощью кавваны, человек получает опыт кедушах. Это мистический опыт, и все же, будучи обыкновенной мистикой, он в некоторой степени поддается описанию. [11]

В таком случае святость — это вопрос опыта. Это осознание, которое люди привносят в совершение актов повседневной жизни. Святость — это целенаправленная открытость к святости. Это сверхъестественное иное внутри того же мирского; невыразимое в пределах выраженного словами.

Каввана — это средство сознания, посредством которого человек совершает обычные действия, но при этом остается внимательным к скрытому в них измерению святости. Каввана — это способ, с помощью которого человек удерживает присутствие святого в своем разуме, совершая ежедневные поступки: «Я сплю, но мое сердце просыпается».[12]  Каввана — это процесс, посредством которого человек открывает свое сознание множеству уровней реальности, которые подразумеваются в любом действии, особенно что касается священных аспектов поступка. Каввана — это способ превращения рутинных поступков в моменты осознания невыразимого. Каввана является ключом к неиерархической святости — той святости, которая не привечает, но которую нужно достичь самому.

«Обычный мистицизм» наиболее близок к описанию способа интеграции неинтегрируемого. Повседневные действия с повседневными предметами, когда ими манипулируют с намерением осознать святое, порождают мистику, которая не является экстатической, не уничтожающей и не теургической, а «обычной», привычной, завсегдашней. Жизнь, состоящая из обычных событий — когда к ней стремятся быть открытыми для святости всего сущего, — дает одухотворенность, которая является обычной, стандартной, знакомой.[13]

Таким образом, святое встречается в совершенно ином, на грани человеческого существования. Но святое также встречается в слиянии всецело иного с всецело мирским — в центре обычного существования. Святое экстатично, находится снаружи; оно также знакомо, находясь внутри. Бог свят; человечество, созданное по образу Бога, является святым.

Святость, страх и радость

Святость сокрушает. Это неволит; это пугает. Также святость утешает; это увлекает за собой; это поддерживает. Святость пронизывает существование и сознание. Сбежать невозможно — ни от ужаса, ни от сокровенной святости Божьего присутствия. Святое порождает страх, но святое не пугает Бога.

Человек спасается от святого. Моисей признает неопытность (Исх. 3:11 — 4:17). Исайя признает себя нечистым (Ис. 6:5). Иеремия ссылается на молодость (Иер. 1:4-10). Иезекииль принуждаем (Иез. 2:8 — 3:3). Иона обращается в бегство. Давид взывает: «Куда я могу уйти от Твоего духа и где я могу спастись от Лика Твоего? Если я поднимусь на небеса, то Ты там; если я окунусь в преисподнюю, то Ты там. Если я путешествую на крыльях рассвета или останавливаюсь на границе неба и моря, то и там Твоя рука покоится на мне, и Твоя правая рука схватит меня. Если я скажу: «Пусть тьма окутывает меня и пусть ночь будет светом для меня», то даже тьма не темна для Тебя, а ночь светла как день; как тьма, так и свет. Ибо Ты овладел моими внутренностями; Ты объял меня даже в утробе матери моей» (Пс. 139: 7-13).

Грех уводит от святого; он соблазняет Формы соблазна те же, что и у воображения: дела повседневной жизни, сексуальные фантазии, амбиции, отчаяние. Чистота и грех колеблются туда-сюда; надежда и отчаяние чередуются. «Будь щедр ко мне, Господи, согласно Твоей милостивой любви; в изобилии Твоей сострадательной любви смой мое сопротивление… Воистину, я знаю свое сопротивление; Мой грех всегда передо мной. Я согрешил перед Тобой наедине, и я сделал зло в Твоих глазах … Позволь мне услышать радость и счастье; дай моим останкам, которые Ты томил, возрадоваться… Отврати Своё Лицо от моих грехов и сотри мои беззакония… Не отвергни меня от Себя и не отними у меня Своего святого присутствия» (Пс. 51:3-14).

Святость и грех — любовники; страх и бегство неразрывно связаны с зовом святого присутствия. Знать об одном — значит знать и о другом; быть привязанным к одному — значит цепляться за другое. Человечество борется за то, чтобы воплотить одно и противостоять другому, но они — пара. Бог также изо всех сил старается, чтобы одно преобладало над другим: «Пусть будет воля Моя, чтобы Моя сострадательная любовь преобладала над Моим гневом, подавляя Мои другие черты, так, чтобы я соотносил Себя с сострадательной любовью к детям Моим, вовлекая их за границы требований закона». [14]

Радость не есть счастье.

Счастье приходит от постановки целей и их достижения. Счастье социально. Оно является состоянием благополучия, полученным от окружающих нас людей. Не все счастливы, и никто не пребывает счастливым постоянно; но все же мы все время от времени познаем счастье.

Радость — это внутреннее осознание, момент пропускания через себя того, что находится за пределами нас. Это связь между нашей внутренней сущностью и тем, что ее превосходит.

Счастье требует раздоров, борьбы за то, во что человек верит, компромисса; радость — это момент цельности и чистоты. Счастье коренится во времени и пространстве; радость отрешает нас в пределах, находящихся вне нас.

Радость может настигнуть нас в любое время. Но более вероятно, что она придет к нам в моменты служения, когда мы познаем себя в более широком смысле, чем то, что охватывает реальность. Радость не в достижении, а в сосредоточенности внутри большего целого.

Правило таково, что когда святой поклоняется Богу, то даже простые люди испытывают радость, потому что благочестивые люди, совершая мицвот, приносят благословение и радость во все миры. Так что случилось так, что жители города Шушан, которые не были евреями, также испытывали радость, хотя и не знали ее причины, потому что руководство Мардохея принесло благословение и радость всем людям, как говорится, «город Шушан» — то есть его население, не-евреи, — «был весел и радостен» (Есфирь 8:15-16). Но у евреев была особая причина для радости, потому что они были спасены от Амана. И правило состоит в том, что, когда человек знает причину, по которой он или она счастлив/а, тогда он или она испытывает радостный свет, потому что разум просветляет их касательно цели событий. Поэтому там также говорится: «и были у иудеев свет и радость» (там же). [15]

Есть много разновидностей радости.

Есть радость от осознания того, что Бог любит нас, от осознания того, что мы являемся объектами Божьей благодати. Существует также радость от служения Богу, от того, что совершил/а мицву просто потому, что она приносит удовольствие Создателю.

За деяния, которые должны были совершить люди — садить и сеять, разводить скот и приносить жертву — Создатель, да будет благословен Он, вызвал поток благословения, снизошедший на них… Когда народ Израиля был в пустыне, он был в таком состоянии, что Святой, благословен будь Он, пролил на них Своё благословение благодаря Своей великой благодати, как в случае с манной и колодцем воды, ибо в этом совершенно не было никаких действий со стороны людей.[16]

Существует радость видеть решение проблемы и радость ее фактического решения.[17]

Существуют также радости поклонения:

… нужно дрожать и терять сознание, когда стоишь, чтобы помолиться перед великим Царем. И это правильно, что конечности дрожат. Подобным образом, после молитвы следует подумать: «Как я могу осмелиться вырвать изо рта бесполезные слова и наслаждаться ими? Разве я не говорил только что перед великим и удивительным Королем? И не придется ли мне снова говорить, перед Тем, Чей Славы исполнен мир?»[18]

… Ибо, когда кто-то хорошо размышляет о величии Творца, да будет Он благословен, — что Он является корнем и принципом всех миров, потому что Он охватывает и наполняет все сущее так, что никакая мысль не может постичь Его вообще, и что все миры, души и ангелы — все упразднены и являются ничем и пустотой пред Ним; тогда душа пробуждается, чтобы жаждать и быть поглощенной пламенем безмятежности, блаженства и любви. Так что поклоняться Богу желают и стремятся во все времена… сердце воспламеняется для того, чтобы поклоняться Богу.[19]

Даже Бог испытывает радость.

Человек, в его или ее поклонении Богу, пусть Он будет благословлен через Тору и Мицвот, возносит великую радость к небесам. И поэтому, когда человек хочет знать, получил ли у Бог, да будет Он благословен, радость от его поклонения, то критерий таков: если человек видит, что его сердце горит, как огонь, и что он всегда испытывает религиозный энтузиазм, чтобы поклоняться Ему, и у человека есть страсть и желание поклоняться Создателю, то тогда он уверен, что Бог, да будет Тот благословен, получил радость от поклонения этого человека.[20]

Святое исполнено радости, несмотря на то, что оно исполнено страха.

Сомнения

Можно ли рассуждать о Боге подобным образом? Разве Холокост не вмешивался, чтобы вызвать искажение категорий, разлад самого языка?

…Маршируя на работу, хромая в наших больших деревянных туфлях по обледеневшему снегу, мы обменялись несколькими словами, и я узнал, что Резник — поляк; он прожил двадцать лет в Париже, но говорит на поразительном французском. Ему тридцать, но, как и всех нас, его можно принять за семнадцатилетнего или пятидесятилетнего. Он рассказал мне свою историю, и сегодня я ее забыл, но это был, конечно, печальный, суровый и трогательный рассказ; потому что таковыми были все наши истории, сотни тысяч рассказов — все разные и все полны трагической тревожной необходимости. Мы рассказывали их друг другу вечером — это проходило в Норвегии, Италии, Алжире, Украине — и они просты и непостижимы, как рассказы в Библии. Но не являются ли они рассказами новой Библии?..

Медленно воцаряется тишина, и после этого со своей койки в верхнем ряду я вижу и слышу, как старик Кун громко молится, с беретом на голове, яростно раскачиваясь взад и вперед. Кун благодарит Бога за то, что он не был избран.

Кун не в себе. Неужели он не видит грека Беппо в соседней ему койке — Беппо, которому двадцать лет, и который отправляется в газовую камеру послезавтра, знает об этом и лежит там, пристально глядя на свет, ничего не говоря и даже не думая больше о чем-либо? Кун не осознает, что в следующий раз будет его очередь? Разве Кун не понимает, что то, что произошло сегодня, является такой мерзостью, где нет места ни умилостивительной молитве, ни прощению, ни искуплению виновным, и которую ничто, имеющееся во власти человека, никогда не сможет искупить?

Если бы я был Богом, я бы плюнул на молитву Куна.[21]

 Можно ли после Освенцима понимать Бога как нечто совершенно иное, как священное? Можно ли думать о Боге как о святом, если святой не может быть безнравственным? Можно ли говорить, что Бог — справедливый, слышащий, обладает властью, любовью и при этом избирателен? Разве речь о гневе Бога в контексте Холокоста не является богохульной? Можно ли говорить о святости и персоне, как об основных характеристиках Бога, после того, как услышал о свидетельствах искажения личности и трансцендентности? Объективен ли какой-либо язык после всей той человеческой коммуникации в лагерях?[22]

И все же, можно ли не говорить о Боге? Можно ли отказаться от Бога, Который, к лучшему или к худшему, является создателем и судией? Можно ли таким же образом покинуть Бога в бездне молчания? Можно ли отрицать собственный опыт святости Бога и его личного присутствия?

И можно ли закрыть глаза на другое свидетельство — свидетельство веры, свидетельство любви евреев к Богу? «Да, Он убивает меня, но я буду надеяться на Бога!» (Иов 13:15).[23]

*

Теология кумиров, персоналистическая теология, смиренно и смущенно предполагает, что нет иного выбора, кроме как реабилитировать герменевтику собственного и святого языка; что нужно говорить, как можно лучше, всегда осознавая тишину, которая преследует речь, Бога и человечество, в качестве святого — в диалоге. Теология, подразумевающая под основными атрибутами Бога персону и святость, учит, что не существует альтернативы формированию видения Бога и человечества, основанной на персоне и святости, что нужно совершать формирование видения как можно более четко, даже если необходимо осознавать тьму, которая охватывает человечество и угрожает ему.

 

[1] Впервые данный материал был опубликован в качестве Главы 3 «Перед лицом злоупотребляющего Бога: богословие протеста» (Вестминстер / Джон Нокс, Луисвилл, KY: 1993).

[2] Р. Отто, Концепция Святого (Нью-Йорк, издательство Оксфордского университета: 1958) гл. 27. Отто, вслед за Шлейермахером, характеризует эти моменты как Gefühle, что обычно переводится как «привязанности». Однако английский переводчик, следуя популярному немецкому употреблению, переводит это как «чувства». «Чувства», как я их понимаю, более преходящи, тогда как «осознанность» или «моменты сознания» более интенсивны и в меньшей степени являются продуктом психологических мотивов. Я также отличаю «чувства» от «склонностей» или «устойчивых эмоциональных установок», причем последние являются более стойкими и составляют добродетели, которые необходимо культивировать (ср.: Д. Сальерс, «Перефразируя душу» [Нью-Йорк, Seabury: 1980] и ниже, «Намеки»).

[3] Отто, Стр.28.

[4] А. Гроссман, «Святость», в Современной еврейской религиозной мысли, изд. А. Коэн и П. Мендес-Флор (Нью-Йорк, Scribners: 1987) Стр.389-90. Ср. также А. Грин, «Ищите меня, произнесите мое Имя» (Нортвейл, Нью-Джерси, Jason Aronson: 1992), рецензированный мной в «Современном теологии».

[5] Новогодняя литургия, Согласованный ежедневный молитвенник, ред. Дж. Герц (Нью-Йорк, Bloch Publishing: 1960) 850 с.

[6] Ежедневная литургия, Герц, 137 с.

[7] Ср. ниже, где я изложил эти вселенные дискурса и их параллелизм.

[8] Следующее обсуждение основано на М. Кадушине, Поклонение и этика (Чикаго, Northwestern University Press: 1964) Стр.216-37. Ср также А. Дж. Хешел, Бог в поисках человека (New York, Meridian Books: 1951), часть третья.

[9] Кадушин, Поклонение и этика, Стр.216.

[10] Ср. также Дж. Ньюснер, Иудаизм: Свидетельство Мишны (Чикаго, University of Chicago: 1981) Стр.270-281.

[11] Кадушин, Поклонение и этика, Стр.224-225, 232. Я не менял написание, чтобы оно соответствовало моему собственному. Итак: кедушах = кедуша; мицвот = мицва; и каввана = кавана.

[12] Цитата взята из Песни Песней 5:2 и используется Маймонидом в его «Руководстве для недоумевающих», 3:51 (перев. С. Пайнса [Чикаго, University of Chicago: 1963] Стр.623), для ссылки на непрерывность кавваны. Для более полного обсуждения уровней каваны, ср. Д. Блюменталь, Понимание еврейской мистики, Вып. 2 (Нью-Йорк, Ktav Publishing: 1982) Стр.112-116, перепечатано прив. выше, Бог в центре, Стр.186-190 (см. также алфавитный указатель) и в Новостых материалах ([Товарищество объединенных методистов в поклонении, музыка). и др. Искусство, Атланта, лето, 1989). Стр.3-5. Когда я писал данный отрывок, я еще не реагировал на инклюзивный язык, но его следует читать в таком стиле и с такой интонацией.

[13] Кадушин, Раввинский разум (Нью-Йорк, Jewish Theological Seminary of America: 1952) особенно стр. 20-23.

[14] Талмуд, Берахот 7а, используется в измененном виде в литургии Высокого праздника, Герц, Стр. 882; ср также ниже с «Бог, злоупотребляющий», в п.35; и «Перед лицом злоупотребляющего Бога» в п.19.

[15] Ср. Д. Блюменталь, Бог в центре, Стр.205. Леви Ицхак был любимым всеми хасидским лидером девятнадцатого века. Он написал сборник проповедей под названием «Кедушат Леви». Данная цитата взята из этого сборника. Чтобы узнать о Леви Ицхак, см. Бог в центре, XIV-XVI, а также С. Дрезнер, Мир хасидского лидера (Нью-Йорк, Шапольский: 1986).

[16] Там же, Стр.75, цитирование Леви Ицхака «Кедушат Леви».

[17] Там же, Стр.197.

[18] Там же, Стр.37, цитирование Леви Ицхака «Кедушат Леви».

[19] Там же, Стр.152, 148-150, 183-185, цитирование Леви Ицхака «Кедушат Леви».

[20] Там же, Стр.56, цитирование Леви Ицхака «Кедушат Леви». Ср также А. Дж. Хешел, Бог в поисках человека, Стр.199, курсивом в оригинале: «Мистический опыт — это экстаз человечества; откровение — это экстаз Божий».

[21] Примо Леви, Выживание в Освенциме, перевод. С. Вульф (Нью-Йорк, Summit Books: 1960) Стр.65-6, 129-30.

[22] Ср. выше, «Введение», на предмет просмотра ссылок на Шапиро и Лангера по этому вопросу.

[23] Для ознакомления с рассказами о еврейском религиозном героизме, ср. М. Праджер, Искры блаженства (Нью-Йорк, Shengold Publishers, 1974). На предмет христианских рассказов ср. К. Тен Бум, Тайник (Нью-Джерси, Spire Books: 1971). Есть и другие примеры этого жанра.